Салими Аюбзод

Нигариш ва кандуков

Тамос

Агар мехоҳед бо муаллиф дар тамос шавед, лутфан аз ин номарасон истифода кунед.

58 Comments »

  1. “Бояд”-ҳо ва “набояд”-ҳи исломхоҳони тоҷик дар арсаи ҷомеа

    (Қисмати аввал)

    Сайидюнуси Истаравшанӣ, коршиноси фалсафа ва ҳикмати исломӣ

    Ахиран мақолае дар пойгоҳи http://www.centrasia.ru таҳти унвони “Исламизация Таджикистана: прошлое, настоящее, будущее” тавассути таҳлилгаре ба номи Харитон Щербаков (pavlodar-55@mail.ru) мундариҷ гардида буд, ки ин ҷониб онро мутолеа кардам, ва шояд мавриди мутолеаи бисёре аз ҳамандешон ҳам қарор гирифта бошад. Таҳлили нависандаи мўҳтарам аз вазъи ислом ва исломгароён дар ҷомеаи мо, ҳарчанд дар мавориде ба дур аз воқеият аст, аммо қисматҳое аз он қобили таваҷҷўҳ аст, хусусан бо дар назар гирифтани ин ки чунин таҳлиле, намоёнгари дидгоҳи бисёре аз таҳлилгароёни иҷтимоӣ ва сиёсӣ дар Осиёи Миёна ва ҳатто дар Русия мебошад. Ба назар мерасад бештари онон як ҳамчунин таҳлиле, ва дар пайи он, нигарониҳое аз ин вазъ ба сар дошта бошанд.
    Мутолеаи ин таҳлил баҳонае гардид то камина ба навбати худ матолиберо – аввалан ба унвони як шаҳрванди Тоҷикистон, ки ҷомеаашро беҳтар аз дигарон мешиносад, ва сониян, ҳамчун як исломгаро, ки бештар аз бегонагон дағдағаҳое дар ин замина ба сар дорад – барои хонандагони гиромии тоҷик матраҳ намоям. Дар ин мақола, ки танҳо дидгоҳи шахсии роқими ин сатрҳост, як силсила “бояд”-ҳо ва “набояд”-ҳое барои исломгароёни тоҷик, ки агар ба андешаи ояндаи ҷомеаи Тоҷикистон ва пешрафти ҳамаҷонибаи он ҳастанд матраҳ мегардад.
    Албатта пеш аз тарҳи ин бояду набоядҳо, лозим медонам миқдоре андак перомуни касоне, ки имрўз ба унвони исломхоҳон дар ҷомеаи мо матраҳ ҳастанд ва ҷаноби Харитон Щербаков дар таҳлили хеш дар ин замина ба андозае ба иштибоҳ рафтаанд сухан ба миён оварам.
    1. Руҳонияти суннатӣ, ва ё ба истилоҳи имрўза, муллоҳои муҳофизакор. Ин гурўҳ аз руҳоният, ҳанўз миёни ҷомеаи мо, ва ба вижа дар байни мардумони деҳот, аз нуфузи чашмгире бархўрдоранд. Фаолияти эшон танҳо дар масоҷиду ширкат дар маросими динӣ маҳдуд аст, ва аслан ба ҳамин ҷиҳат миёни тўдаи мардум нуфуз доранд. Шўрои уламои Тоҷикистон, ки идораи расмии динӣ маҳсуб мегардад, бештар аз чунин афрод ташкил ёфтааст. Инон дидгоҳи сиёсии ба хусусе надоранд, ва метавон гуфт, ки дар ин ҷиҳат тобеи сиёсатҳои давлат ҳастанд, ба ҷуз теъдоде андак аз эшон, ки гаҳ-гоҳе аз дидгоҳҳои сиёсии Ҳизби Наҳзати Исломии Тоҷикистон пуштибонии хешро изҳор медоранд, ва он ҳам эҳтиёткорона;
    2. Ҳаводорони Ҳизби Наҳзати Исломии Тоҷикистон. Ин гурўҳ, бар хилофи гурўҳи аввал, дорои дидгоҳҳои сиёсии ба хусусе ҳастанд, ки ҳамон андешаҳои Ҳизби Наҳзати Исломии Тоҷикистон мебошад, ки дар Асосномаи ин Ҳизб мундараҷ аст. Инон, ҳарчанд аз назари заминаи мардумӣ доштан, баъд аз руҳонияти суннатӣ қарор доранд, аммо ба хотири доштани афкори сиёсии ба хусусе, дар сурати пирўзии сиёсии Ҳизби Наҳзати Исломӣ ҳарчанд нисбӣ – чи дар Маҷлис ва ё ҳатто дар интихоботи риёсати ҷумҳурӣ – метавонанд маҳори ҳаракати динӣ дар ҷомеаамонро ба даст гиранд. Қобили тазаккур аст, ки руҳонияти вобаста ба ин Ҳизб, афроди махсусе нестанд, балки бар хилофи пиндори Харитон Щербаков, руҳонияте, ки ҳатто дидгоҳҳои салафӣ доранд ва ё ҳатто касоне, ки дар кишварҳои исломии муайяне таҳсили динӣ намуда ва то андозае мутаассир аз андешаҳои мазҳабии ҳоким дар он кишварҳо ҳастанд низ дар қатори аъзоёни ин Ҳизб ёфт мешаванд. Нуктаи қобили таваҷҷўҳи дигаре, ки дар бораи Ҳизби Наҳзат бояд матраҳ кард, ин аст, ки ин Ҳизб бар хилофи пиндори нодурусти ҷаноби Щербаков, дар дохили худ ҳеҷ ду дастагӣ ва ихтилофе надорад. Имрўз тамоми масъулон ва аъзоёни ин Ҳизб дар атрофи шахсияти ҷаноби Муҳйиддин Кабирӣ, раиси Ҳизб гирд ва бо тамоми ҳамбастагӣ, дар пешбурди аҳдофи ин Ҳизб гом мениҳанд. Дар мавқеи кунунӣ, ҳатто шахсиятҳое чун Ҳоҷӣ Акбар Тўраҷонзода ва бародаронашро низ наметавон ба дур аз Ҳизби Наҳзат ва ё дар ихтилоф бо он пиндошт. Лоақалл бардошти роқими сутур ҳамин аст;
    3. Касоне ки хештанро ҳамчун пайрави “салаф” матраҳ мекунанд, ва дар Тоҷикистон ба унвони “ваҳҳобиҳо” маъруф ҳастанд. Ин гурўҳ, ки бештар аз ҷавонони таҳсилкарда дар донишгоҳҳои динии Арабистони Саудӣ ва ё Покистон ташкил ёфтаанд, бар хилофи пиндори Харитон Щербаков, як гурўҳи мунсаҷим ва бо дидгоҳҳои сиёсии ба хусусе нестанд, балки ҳамон тавре ки дар боло ишора шуд, касоне аз эшон (хусусан афроде, ки аз шимоли Тоҷикистон ҳастанд) тобеи Ҳизби Наҳзати Исломӣ буда, ва тамоми фаолиятҳои худро бо ҳамоҳангии комили ин Ҳизб анҷом медиҳанд. Оре, касоне ҳам аз онон ҳастанд, ки хештанро як гурўҳи ҳамоҳанг ва бо аҳдофе мушаххас матраҳ мекунанд, ва гаҳ-гоҳе мавозее мазҳабӣ алайҳи руҳонияте чун Эшон Нуриддин Тураҷонзода бармегиранд, вале бо ин вуҷуд, аз назари сиёсӣ-иҷтимоӣ наметавон ононро гурўҳе мунсаҷим, ки дар ояндаи Тоҷикистон барои худ дору дастгоҳе дуруст кунад, ва битавонад маҳори ҳаракати динӣ дар Тоҷикистонро ба даст гирад қаламдод намуд. Хусусан, бо таваҷҷўҳ ба ин ки ин ҷавонон қобили контрол ё аз ҷониби руҳонияти суннатӣ ва ё аз ҷониби руҳонияти вобаста ба Ҳизби Наҳзати Исломӣ мебошанд. Албатта агар Худой нокарда бозичаи дасти бегонагон гарданд, ки ба зудӣ ба ин матлаб низ ишора хоҳад гардид;
    4. Касоне ки дар мадорис ва донишгоҳҳои динии Ҷумҳурии Исломии Эрон таҳсил кардаанд. Ин афрод, бар хилофи пиндори беасоси Харитон Щербаков ва амсоли ў, ба унвони як гурўҳи мустақил бо андешаҳои мазҳабии муайян (масалан афкори мазҳаби шиа) ва аҳдофи сиёсии мушаххас, ва дар арзи гурўҳҳои номбурда, қаламдод намешаванд, балки бисёре аз онон аввалан дар мадорисе таҳсил кардаанд ва мекунанд, ки вобаста ба мазҳаби ҳанафӣ аст (мисли Зоҳидон ва Гургон). Ва ин таҳсилкардаҳо, дар андеша ва афкори динӣ, ё вобаста ба ҳамон руҳонияти суннатии Тоҷикистонанд ва бо баргашт ба Тоҷикистон мулҳақ ба эшон мешаванд, ва ё ҳатто аҳёнан андешаҳои салафӣ баргузида ва дар Тоҷикистон ба қатори ҳамон бародарони салафии худ мепайванданд, ки шарҳи ҳоли онон гузашт. Ва сониян, касоне аз эшон ҳам, ки дар мадорис ва донишгоҳҳои вобаста ба шиаён (Қум) таҳсил мекунанд, ҳарчанд ададе андак нестанд, аммо чун аз ибтидо, ё аз тариқи Ҳизби Наҳзат барои таҳсил муаррифӣ шудаанд, ва ё ҳатто агар набошанд, қобили контрол аз ҷониби ин Ҳизб мебошанд, наметавонанд ҳаргиз фаолияте бар хилофи манофеи кишвари Тоҷикистон – чи мазҳабӣ ва чи сиёсӣ – намоянд. Оре, теъдоди ангуштшуморе аз эшон буданд, ки ба ҷиҳати гароиш ба андешаҳои мазҳабии муайян, фаолиятҳое бар хилофи он чи матлуб дар Тоҷикистон аст аз худ нишон доданд, аммо онон бо ташаббуси Ҳизби Наҳзат ва эътирози ин Ҳизб ба масъулони ин донишгоҳҳо, зуд таҳти контрол қарор гирифтанд;
    5. Ҳаводорони Ҳизбут-таҳрир. Ин гурўҳ замоне сару садое дар Тоҷикистон эҷод кард, вале зуд аз ҷониби давлат мавриди таъқиб қарор гирифт, ва ё ҳатто бисёре аз онон (ки ҷавон ҳам буданд) бо иршоди руҳонияти Тоҷикистон даст аз тобеияти ин Ҳизб бардоштанд. Ва бо камоли итминон метавон гуфт, ки шояд имрўз ҷуз ададе ангуштшумор ба унвони пайравони Ҳизбут-таҳрир дар Тоҷикистон пайдо накунем;
    6. Касоне ки ҷаноби Харитон Щербаков ба унвони “Такфириҳо” матраҳ кардааст. Ин афрод низ, ҳарчанд “такфирӣ” ба маънои дурусти он (ки ҷуз хештан ҳамагонро кофир меҳисобанд) ба шумор намераванд, вале бо вуҷуди он, ҷуз теъдоди андак нестанд, ва танҳо дар як минтақае муайяе сокинанд.
    Ҳамон тавре ки рўшан шуд, аз гурўҳҳои номбурда, фақат руҳонияти суннатӣ ва ҳаводорони Ҳизби Наҳзати Исломӣ ҳастанд, ки дар ҷомеаи Тоҷикистон матраҳ, ва аз заминаи мардумӣ бархўрдоранд, ва аммо бақияи номбурдаҳо ё аслан ба унвони гурўҳе муайян ва мустақил матраҳ нестанд, ва ё агар ҳам бошанд, ҳеҷ таъсире дар раванди исломисозии Тоҷикистон, ва ба иборати дигар: дар рақам задани сарнавишти ояндаи ҷомеаи мо аз назари динӣ надоранд. Амсоли Харитон Щербаков, ё ба гунае лозим аз вазъи дину динмадорон дар ҷомеаи мо огоҳ нестанд, ва ё ба ҷиҳати пиёдасозии сиёсате муайян ва бар хилофи манофеи кишвари азизамон Тоҷикистон, чунин воҳимаҳоеро пароканда месозанд.
    Идома дорад.

    Comment by Сайидюнуси Истаравшанӣ | 09.03.2009 | Reply

  2. “Бояд”-ҳо ва “набояд”-ҳои исломхоҳони тоҷик дар арсаи ҷомеа
    (Қисмати дуюм)

    Сайидюнуси Истаравшанӣ, коршиноси фалсафа ва ҳикмати исломӣ

    Баъд аз ошноии мухтасар бо чигунагии ороиши саффи исломхоҳон дар ҷомеаи Тоҷикистон, инак навбати он аст, ки ба баҳси аслиямон, ки гуфтем тарҳи як силсила “бояд”-ҳо ва “набояд”-ҳои лозим барои исломгароён дар ҷомеаамон мебошад бипардозем. Лозим аст ёдоварӣ гардад, ки роқими сутур муддаӣ нест тавониста тамоми бояду набоядҳои лозимро матраҳ карда бошад, танҳо он чи ба зеҳни ў расида ва ба назари ў дар авлавият қарор доранд пешкаши хонанда хоҳад гардид. Нуктаи дигар он ки дар тарҳи ин масоил, он чи дар дараҷаи аввал, мавриди назари роқими сутур аст, ин тарҳи дидгоҳ ва мавзеи худи исломи азиз аст, на ин ки танҳо ба унвони як тактик матраҳ гардида бошад. Ба иборати дигар: ислом аз ҳар яке аз мо исломгароён мехоҳад дар як чунин шароите, чунин мавзее баргирем. Инак, ба тартиби авлавият, шурўъ мекунем аз тарҳи боядҳои лозим:

    а) Қонунмадорӣ:

    Нахустин ва муҳимтарин “бояд”, ки ҳар як аз исломхоҳ бояд худро ба он пойбанд намояд – новобаста аз бардоште, ки ў аз ислом дорад, ва ё новобаста аз ин ки ба кадом гурўҳ мансуб аст – ин эҳтиром ба қонунест, ки барои шаҳрвандони ҷомеаи мо вазъ гардидааст, чи он қонун мавриди писанди мо бошад, ва чи набошад. Ҳамин ки феълан ба унвони Қонуни асосӣ барои кулли шаҳрвандони Тоҷикистон мавриди қабул воқеъ гардидааст, худ кофист моро мулзам кунад ба он эҳтиром ва хештанро пойбанд ба риояти он созем. Худи вуҷуди фарҳанги эҳтиром ба қонун, як матлуби инсон аст.
    Чаро? Чун қонунро метавон тағйир дод, аммо агар фарҳанги қонунмадорӣ ва эҳтиром ба қонун дар ҷомеа вуҷуд надошта, ва шаҳрвандон ҷуръати нақзи қонун дар худ пайдо карда бошанд, дар он сурат ҳатто мавқее, ки қонун ба сурати матлуб ва идеал вазъ гардад ҳам, вале чун фарҳанги қонунмадорӣ мафқуд аст, дигар замонате барои иҷрои он вуҷуд нахоҳад дошт. Яке аз натоиҷи шуми адами эҳтиром ба қонун, ин падид омадани ҳарҷу марҷ дар ҷомеа, ва дар натиҷа фуқдони амнияти умумӣ дар ҷомеа аст, дар ҳоле ки яке аз муҳимтарин аҳдофи ислом, ин эҷоди амният дар ҷомеа аст.
    Бинобар ҳамин аст, ки эҷоди фарҳанги қонунмадорӣ ва эҳтиром ба қонун, худ матлуби исломи азиз ҳам ба шумор меравад. Дар замони халифаи чаҳоруми мусалмонон ҳазрати Алӣ (к) гурўҳе пайдо шуданд маъруф ба “Хавориҷ”, ки аз бехирадӣ ва дуруст нафаҳмидани маорифи исломӣ, аз ин ояти Қуръон, ки мефармояд: “Фармоне ҷуз фармони Худо нест”, чунин бардошт намуданд, ки аслан ниёзе нест касе аз инсонҳо – ҳар кӣ бошад – ба унвони ҳоким бар сари мусалмонон ҳукумат ронад, балки ҳукумат танҳо аз они Худост. Ҳазрати Алӣ (к) дар посух ба ин бардошти нодуруст, ки таҳти шиоре зебо матраҳ мешуд, фармуд: “Сухани ҳаққе аст, ки аз он иродаи ботил мекунанд. Оре, дуруст аст, ки фармоне ҷуз фармони Худо нест, вале инҳо мегўянд: Зимомдорӣ ҷуз барои Худо нест, дар ҳоле ки мардум ба зимомдоре нек ё бад ниёзманданд, то мўъминон дар сояи ҳукумат, ба кори худ машғул ва кофарон ҳам баҳраманд шаванд, ва мардум дар истиқрори ҳукумат зиндагӣ кунанд. Ба василаи ҳукумат молиёт ҷамъоварӣ мегардад ва ба кўмаки он бо душманон метавон мубориза кард, ҷодаҳо амну амон, ва ҳаққи заифон аз нерўмандон гирифта мешавад, некўкорон дар рафоҳ ва аз дасти бадкорон дар амон мебошанд” (Наҳҷул-балоға, хутбаи шумораи 40).
    Бархеҳо аз ин сухани Алӣ (к) бардоште нодуруст карда, онро навъе ташвиқ ба пазириши ҳукумати ҳар золим ва ситамкоре қаламдод кардаанд, дар ҳоле ки чунин нест. Ҳазрати Алӣ (к) дар ин сухан дар мақоми баёни итоат ё адами итоати ҳоким нестанд, балки дар мақоми баёни зарурати вуҷуди ҳукумат ва риояти мардум қонунеро, ки барои ҷомеа вазъ шудааст мебошанд.
    Дар замони пеш (Шўравии собиқ) яке аз носавобтарин фарҳанге, ки барои исломхоҳон аз ҷониби баъзе аз руҳоният талқин мешуд, ин буд, ки мегуфтанд набояд мо пойбанд ба қонуне бошем, ки коммунистҳо вазъ кардаанд. Аз ин рў дида мешуд бештари исломхоҳон худро пойбанд ба пардохти молиёти зарурии давлат намекарданд. На пули барқу газ мепардохтанд ва на ба риояти қавонини лозимул-иҷро худро мулзам месохтанд, ва ин худ навъе фарҳанги адами эҳтиром ба қонунро дар миёни эшон эҷод карда буд, ва ба тадриҷ фарҳанги анаршистӣ дар васати онон ба вуҷуд омада буд.

    б) Зарурати ҳамзистӣ ва мудоро бо дигарон:

    Яке дигар аз “бояд”-ҳои исломхоҳон дар ҷомеаи мо, ин зарурати ҳамзистӣ бо шаҳрвандонест, ки бо мо дар ақоиду афкор ихтилоф доранд. Мо бояд бипазирем, ки Тоҷикистони мо дар мавқеи кунунӣ на мисли ҷомеаи Арабистон аст ва на монанди Эрон ва на шабеҳи Покистон. Тоҷикистони мо, ҳарчанд аксарияти мардумонаш мусалмонанд, вале ба ҷиҳати беш аз ҳафтод сол зери сояи Шўравӣ будан ва дар натиҷа таҳти таъсири афкори зидди динии идеологияи коммунистӣ қарор гирифтан, кишварест муташаккил аз афроди мухталиф дар андеша ва афкор. Мо чи бихоҳем ва чи нахоҳем, бо ин шаҳрвандон дар шаҳрвандӣ муштаракем, ва ба унвони тоҷик, дар ғаму шодии якдигар шарикем, ва ё лоақалл бояд шарик бошем. Истиқрори амният дар кишвари мо ва фароҳам шудани заминаи зиндагии некў барои ҳар як аз шаҳрвандони он, ва низ пешрафти ҳамаҷонибаи Тоҷикистон, аз мо металабад то дар матни ҷомеа, якдигарро таҳаммул кунем, ва нагузорем ихтилофи андеша мояи ҷудоии мо аз якдигар гардад. Албатта ин ҳаргиз ба маънои даст кашидан аз ақоиде, ки ба он имон дорем нест. Ҳамон тавре ки касе ки бо мо дар ақида ихтилоф дорад низ, гар чи андешаи бединӣ, қарор нест даст аз ақидааш бардорад. Танҳо чизе ки ҳам аз мо ва ҳам аз онон матлуб аст, ин риояти шаҳрвандӣ ва эҳтиром гузоштан ба якдигар аст.
    Ва аммо далели динии мо бар ин матлаб, дастури Паёмбари ислом (с) ба мусалмонон бар мудоро намудан бо мардум аст ҳар кӣ бошад. Паёмбари ислом (с) мефармоянд:
    “Ман барои мудоро бо мардум фиристода шудаам” (Ал-ҷомеус-сағир, 1/486).
    “Мудоро кардан бо мардум нисфи имон, ва мулоимат бо онон нисфи зиндагонии хуш аст” (Ал-кофӣ, 2/117/5).
    “Мудоро кардан бо мардум садақа аст” (Шуабул-имон, 6/343/8445).
    “Худованд маро ба мудоро бо мардум фармон дода, чунон чи маро ба барпоии воҷибот маъмур сохтааст” (Ал-кофӣ, 2/117/4).

    в) Риояти ахлоқи исломӣ, некўтарин равиши таблиғи ислом:

    “Бояд”-и дигаре, ки барои ҳар исломхоҳе мурооти он дар ҷомеа зарурат дорад, ороиш ба ахлоқи некў ва дурӣ аз ахлоқи зишт аст. Албатта некўахлоқ будан барои ҳар мусламон, дар ҳамаи ҳолот матлуб аст, ва ахлоқ дар назари ислом нисфи дини мусалмон маҳсуб мегардад, чунон ки Паёмбари ислом ҳазрати Муҳаммад (с) мефармояд: “Хушахлоқӣ нисфи дин аст” (Ал-хисол, 30/106). Ва асосан, Қуръон Паёмбари ислом (с)-ро он ҷо ки сутудааст, ба хулқи некў доштанаш сутуда: “Ҳамоно ту (эй Расул!) бар хулқи бузурге ҳастӣ” (Сураи Қалам, ояти 4). Расули гиромии ислом (с) дар ҳадисе, ҳадаф аз фиристода шудан ва паёмбарии хешро, такмили ахлоқи некӯ дониста мефармояд: “Ман барои паёмбарӣ фиристода нашудам ҷуз аз барои такмили ахлоқи писандида” (Эҳёи улуми дин, Ғазолӣ, ҷ.3, саҳ.78). Дар ҳадиси дигаре он ҳазрат (с) мефармояд: “Вазнинтарин чизе, ки рӯзи қиёмат дар тарозу гузошта мешавад, тақвои илоҳӣ ва хулқи некӯст” (Эҳёи улуми дин, Ғазолӣ, ҷ.3, саҳ.78).
    Агар ҳар исломхоҳе бар асоси ҳамин дастуруламалҳои динӣ, хештанро ба риояти комили ахлоқи исломӣ пойбанд намояд, дар он сурат, ба аён хоҳад дид, ки исломи азиз, бе он ки ниёзе ба таблиғу тарвиҷ дошта бошад, густариш ва ривоҷ пайдо хоҳад намуд. Бисёре аз муҳаққиқин ва донишмандони боинсофи ғайри исломӣ, бар онанд, ки яке аз муҳимтарин авомили густариши ислом дар оғози даъват дар олам, ва он ҳам дар як муддате начандон дароз, ба ҷиҳати ахлоқӣ будани мусалмонон буд, на ин ки бо зўру шамшеру аз ин қабил чизҳо густариш ёфта бошад. Ҳар боинсофе агар таърих ва сираи Расули гиромии ислом (с) ва ёрони бовафояшро мутолеа кунад, хоҳад дид, ки мардумон аз шефтагӣ ба ахлоқи волои он ҷаноб (с) ва саҳобагон буд, ки ба ислом мегаравиданд.
    Аммо дар акси ҳол, агар исломхоҳ бадахлоқ бошад, на танҳо зарараш ба худи ў бармегардад, балки зиёни он ба исломи азиз ҳам хоҳад расид. Бинобар ин гуфтаанд: “Ҳаргоҳ олим солеҳ бошад, олам ҳам солеҳ хоҳад буд, аммо агар олим фосид бошад, олам ҳам фосид хоҳад гардид”. Мо агар мардумро ба ахлоқи исломӣ даъват кунем, вале худ бўе аз ахлоқ ба машом набурда бошем, ҳаргиз интизори таваҷҷўҳи мардум ба сўи исломро наметавонем бубарем. Хусусан дар вазъи кунунӣ, ки бештари мардум дар тангнои иқтисодӣ қарор доранд, агар бубинанд исломхоҳон дар рафоҳ ба сар бурда ва ҳар яке мошинҳои казоӣ савор ва кохҳои қорунӣ барои хештан дуруст карда бошанд, на ин ки ба тарафи эшон биёянд, балки бо нафрат аз эшон дур хоҳанд шуд.
    Имрўза ҳар исломхоҳе, агар дар андешаи таблиғу тарвиҷи ислом аст, дар дараҷаи аввал бояд ба ин фармони Расули гиромии ислом (с) амал намояд, ки мефармояд: “Шумо мардумонро ба сўи ислом даъват кунед, аммо на бо забон, балки бо рафтори худ” (Эҳёи улуми дин-и Ғазолӣ). Агар мардум дар симои исломхоҳ рафтору кирдори воло мушоҳида кунанд, ва бубинанд, ки ў ба гуфтаҳои худ амал мекунад, бе он ки аз болои минбар мардумро ба сўи дин даъват кунад, худи мардум ба сўи дини мубини ислом хоҳанд омад.
    Ин буд гўшае аз он “бояд”-ҳое, ки бар ҳар исломхоҳе мурооти онҳо дар ҷомеа зарурат дорад. Дар қисмати баъдӣ ва ахир иншоаллоҳ як силсила “набояд”-ҳоро матраҳ хоҳем намуд.
    Идома дорад.

    Comment by Сайидюнуси Истаравшанӣ | 11.03.2009 | Reply

  3. Дуруди Худованд бар Шумо устоди ман.
    Сафҳаи олй. Худованд Шуморо дар ин азми бузург ва сабрхоҳ пирузй ато кунад ва ҳамеша мувозибу муқориби Шумо бошад.
    Ин навиштаи шогирдонаи ман нисори сафҳаи Шумост, агар онро лоиқ донед, ба интишораш ичоза бидиҳед. Бо эҳтиром ва иродатварзй Набиюллоҳи Суннатй

    Баҳори тавбашикан омад
    Ман зимистони дароз,
    Дар ғами барқу газу сардии дай,
    Ғарқ будам,
    Ғуссам татҳир мешуд,
    Тавбаборон кардаме,
    Тавбаро талқини ёрон кардаме.
    То ба авчи осмону арш рафтам,
    Гуиё чун кудаки навзодае,
    Бар тарабҳои Худо дилдодае.
    Чун фаришта бегуноҳу содае.

    То замоне дидам андар дасти Чибрили ҳаким.
    Коғази испеди компутарнавис.
    Файли тоза аз даруни принт берун омада.
    Гуфт бар ман, «ин ҳама-
    Руйхати осмониёну малоикҳост».
    Ногаҳон дидам, ки номам дар қатори шон буда,
    Маснадам аз тавба дар дай ҳамраҳи эшон шуда.
    Ман малак гаштам, на одам, дар ғами бебарқиҳо,
    Бишнавед эй ғарбиҳову шарқиҳо!!!

    Лек имруз.
    Хастаам аз маснади пайки малоиквориҳо.
    Дида руйи Холиқи яктову он дам зориҳо.
    Ҳай, чй хуш одам будан!
    Руйи У нодида сар бар хок молидан, чй хуш.
    Зеби У нодида нолидан, чй хуш.
    Ман бадин сон бо хатои одамй вақти баҳор,
    Бо нигоҳи гарму тоза,
    Зери бодомигуле бусидам аз лабҳои ёр,
    Ман хатокор, ман хатокор.
    Бозгаштам дар қатори одамй аз осмон.
    Ҳай, чй хуш одам будан, ошиқ будан.
    Бо хатои зеббахши одамй.
    Ин хато зебост!
    Аммо,
    Дил муқими коғази компутарии Чабраил.

    Бозгаштам, ғута хоҳам хурд андар лобалои синаат,
    Боз омад, ёр, бар ту ошиқи деринаат.
    Боз худро дар нафасҳоят, ки имшаб бо ман аст,
    Бо ду зулфат хешро
    Бар дор мехоҳам кашид.
    Ин баҳори тавбабишкан боз омад,
    Марҳабо, эй маснади инсониям!
    Ман хато кардам, ки одам бошаме.
    З-аҳли олам бошаме.

    Масти атри баҳории Хучандшаҳр. 12-ум шаби баҳораи соли 2009. соати 01: 03

    Comment by Набиюллохи Суннатй | 13.03.2009 | Reply

    • Набиюллоҳи арҷманд!

      Шеъри зебоест!

      Орзу дорам ҳамеша ошиқ бошед.

      Comment by aioubzod | 14.05.2009 | Reply

  4. SALOMU ALAIKUM USTODI GIROMI
    MAN HANGOME KI IN SAHIFARO BOZ KARDAM SIPAS FAHMIDAM KI SHUMO BAROI RASIDAN BA IN HADAFHOI XUD DAR JODAI RUZNOMANIGORI ZAHMATI BEANDOZA KASHIDED VA SAHFAHOI SHUMO XELE JOLIBU HALKUNANDAI DARDI JOMEAI MUOSIRI TOJIKAST.
    USTODI AZIZ MEXOSTAM MUSTAQIMAN DAR TAMOS BOSHEM TO BA BA’ZE AZ SUOLHOI XUD JAVOB MEGIRIFTA BOSHAM.LUTFAN E-MAILI XUDATONRO BA MAN FIRISTED.
    INTIZOR HASTAM
    SAMIMONA:
    IMOMMUHAMMADI MASTCHOHI

    Comment by IMOMMAKHMAD | 07.05.2009 | Reply

    • Бародар Имоммуҳаммад!

      Бароятон нома фиристодам ва аз он тариқ метавонем, дар тамоси доимй бошем.

      Саломатй ва пирӯзй ба Шумо!

      Comment by aioubzod | 14.05.2009 | Reply

  5. Салом алейкум устоди азиз Салими Аюбзод! Ман холо донишчу хастам ва дар оянда мехохам журналист шавам. Ман мехохам аз кору фаъолиятаи гузаштаву имрузаатон маълумоти мукаммале дошта бошам. Ман метавонам ин маълумотро дастрас намоям. Бо арзи сипосманди Кайхонаи Ваххобдухт. Хучанд

    Comment by Kayhona | 14.05.2009 | Reply

    • Кайҳонаи азиз, дуруду саломҳо ба Шумо.

      Роҳи сахтеро баргузидаед. Ин шояд бадтарин, аммо дӯстдоштатарин касбе дар ҷаҳон бошад. Махсусан барои бонувон дучанд сахттар хоҳад буд.

      Вале агар азми Шумо қатъист, худо хоҳад, ба муродатон мерасед.

      Саргузашти ман шояд чизи муҳиме ба Шумо надиҳад. Ман як журналисти одии Тоҷикистони азиз ҳастам ва орзу дорам, ин касб дар ватани мо рушд кунад, дар хидмати мардум бошад ва рӯҳи озодагию сухани озод, нек ва муассир ҳаргиз коста нашавад.

      Беҳтар аст, агар саволҳои муайяне доред, ба ман бинависед ва то ҷое ки тавонам, ба онҳо посух диҳам.

      Сарбаланду комёб бошед!

      Comment by aioubzod | 14.05.2009 | Reply

  6. Assalam!

    Comment by guissou | 20.05.2009 | Reply

    • Doroud va shodbosh!

      Comment by aioubzod | 20.05.2009 | Reply

  7. Уважаемый Салими Аюбзод

    Хотим сообщить Вам, что в настоящее время ведётся работа над созданием официального информационно-исторического портала Шахринавского района. Портал планируется разместить во всемирной сети интернет в целях информирования граждан о политической, экономической и культурной сферах жизни района.
    Проведя анализ некоторых аспектов, относительно существующих в сети сайтов, мы пришли к выводу, что на сегодняшний момент нет ни одного ресурса, где можно было бы почерпнуть достоверную и полноценную информацию о Шахринавском районе Республики Таджикистан.
    Просим Вас, если есть такая возможность, предоставить нам, публикации или какие-либо другие материалы на русском и таджикском языках, чтобы обеспечить доступность обширной аудитории читателей сайта.
    Возможно, Вы владеете информацией и о других деятелях искусства Шахринавского района, мы были бы очень признательны Вам, если бы Вы помогли нам в поиске достоверной информации о выдающихся личностях культуры Шахринава.
    Мир должен узнать о красоте Шахринавских рек и почувствовать тепло нашего гостеприимного края на страницах этого сайта.

    Со всем уважением к Вам, и с надеждой на взаимное сотрудничество, редакция сайта, под руководством – Негматова Алиджона Абдуллоевича.

    Comment by Алиджони Абдуллозода | 29.05.2009 | Reply

    • Дорогой Алиджони Абдуллозода!

      Вы начали замечательное дело. Несмотря на то, что новый портал предназначен для освещения событий и истории одного из важных регионов страны, я надеюсь, что он превратится в общенациональную трибуну и гостиную. Любому выходцу из Вашего района будет приятно находясь в другом уголке мира, войти в этот сайт и получить самую достоверную и нужную информацию о всех аспектах жизни соотечественников.

      Со своей стороны я всегда готов к сотрудничеству на благо нашей любимой Родины и приложу все усилия помочь Вам в поиске нужной информации.

      И вот первое. Знаете ли Вы, что знаменитый таджикский художник, автор нашего национального герба, или один из авторов, Зухур Хабибуллоев и его брат, замечательный исследователь культуры и искусства таджиков, академик Низам Нурджонов провели свое детство в Шахринаве. Только уже будучи взрослыми они переехали в Душанбе. Низам Нурджонов с огромной теплотой говорил мне о тех годах, когда он жил в Шахринаве.

      Уважаемы Алиджон. Надеюсь, что и другие читатели этого блога пошлют Вам информацию, необходимую для нового портала.

      От всей души желаю Вам успехов и счастья.

      Comment by aioubzod | 30.05.2009 | Reply

  8. Cалом, дусти азиз! Чанд сол аст, ки дидорбини накардаем.Ба тамос баро, гуфтаниву пурсиданихо дорам! Малохат.

    Comment by Maleho | 23.06.2009 | Reply

  9. Салом, дусти азиз! Хурсанд аз онам, ки нишониатро пайдо кардам.Ба тамос баро, пурсиданиву гуфтанихо зиёданд. Малохат.

    Comment by Maleho | 23.06.2009 | Reply

  10. Салом ба хама. Устод Аюбзод накли хеле муассиреро овардаед. Манзурам, накл оиди вабо ва вокуниши табибон нисбати он аст. Вале устод Сотим Улугзода вокуниши дигареро аз Ибни Сино айнан дар чунин маврид накл мекунад. Ба накли устод Улугзода, вакте Чурчони аз Ибни Сино бо исрор мехохад, ки аз дохил шудан ба Гурганчи вабозада худдори кунад, Сино дар чавоб мегуяд, ки агар табибон аз беморон гурезанд кори дунё чи хохад шуд?
    Чавобро як миқдоре, аммо на ба ҳамаи суоли устод ба шагирдаш, бояд аз Ибни Сино хам омухт.
    Аз чониби дигар Аллома Айни табиби дигаре хаст, ки вокуниши у бо мамлакати вабозада шояд муассиртар аз киссаи Шумо бошад.
    Албатта, байни мову Аллома Айни ва замонаи у тафавути рах аз самост то ба самак. Вале ба хар хол чавоби суоле, ки тарики як байт ба устод Акбар ирсол дошта будам, шояд равшание дар ин бахс дароварад. Бахусус оиди симбиози муридони Беруни ва кайхони дар пиёла.

    Comment by Шоди | 25.06.2009 | Reply

  11. Бону Сочида,

    Шуморо дар курсии мудирияти «Озоди» табрик мегуем ва муваффакиятхо орзу мекунем. Умедворем, ки аз тарики «Озоди» ба озодии андеша ва амал дар кишвари азизамон мусоидат хохед кард.
    Як пешниход дорем. Пас аз он, ки сухбатхои рузноманигор ва нависандаи механдуст Салими Аюбзод бо устод Акбари Турсон дар сайташ ва хафтаномаи «Озодагон» пайдо шуд, як чунбиши фикри, ахлоки ва масъулиятшиноси дар миёни шунавандагону хонандагон ба вучуд омад. Насли калонсол аз андешахои баланду пухтаи устод Акбар ба василаи китобхояшон хабар доранд, вале насли чавони кишвар, онхое, ки сарриштаи сарнавишти миллатро фардо бояд ба даст гиранд ва дар бархурдхои хамешаги хомии миллати сарбаланд бошанд, ба иллатхои ба хамаамон равшан аз ин файз бебахраанд ва алхол ба фарханги оммавии пучу бемаъниву харобкори руху андешаи милли печидаанд.
    Аз ин ру барои то чое рахонидани мардум аз ботлоки гумрохи, бетафовути ба сарнавишти худу миллат, дуруг, пучгарои ва андешидан дар масъалахои сарнавишсози мардумамон ва пайдо кардани чойгохи худ дар миёни миллатхо, ки мо шоистагии онро дорем, ташкил ва шунавонидани сухбатхои устод Акбари Турсон аз тарики бахши точикии радиои «Озоди» пурфоида хохад буд.
    Устод Акбари Турсон аз камназир мутафаккирони замони мо хастанд, ки дар заминаи равандхои сиёси, фарханги, ахлокии муосири Гарбу Шарк назари хоси худро доранд. Сухбатхои эшон аз тарики радиои «Озоди» хуфтагонро бедор, бедоронро ба амали созанда хохад водошт.
    Кишвари фасодзада, факир ва мухточи ёрии дигарон ба андешамандоне чун устод Акбари Турсон сахт ниёз дорад. Фурсатро ганимат шуморед ва аз ин ганчи шойгон суд бардоред.
    Бо орзуи тавфики харчи бештари кормандони дастгохи «Озоди»:

    Дорои Дуст, Абдунаби Сатторзода, Сорбон, Урун Кухзод, Вали Самад, Юсуфи Акбарзода, Комили Бекзода, Рузии Ахмад, Шамсиддини Солех, Бахманёр, Абдухолик Набави, Чамшеди Азимпур, Фотехи Абдулло, Зафари Суфи ва дигар фархангиёни точик.

    12 июли соли 2009
    ш. Душанбе

    Comment by Doroi Dust | 12.07.2009 | Reply

  12. salom barodari asis man Asror tel dubai 00971502794889 tel dushanbe +992919144047 tel moskov +74955063240

    Comment by Asror | 21.08.2009 | Reply

  13. Ассалом устод, чуноне, ки мебинам то ҳол бисёри ҳамватанонамон дар интернет бо ҳарфҳои Тоҷикии кирилӣ навишта наметавонанд. Ман дар интернет бисёр кофтам амо чизи мехостагиамро наёфтам. Ягон тоҷики програмист ҳам пайдо нашуд. Ман сайти http://www.translit.cc -каме тағир дода онро ба тоҷикӣ гузаронданро ба фикрам муваффақ шудам. Инро ононе метавонанд истифода бурд, ки дар дасташон клавиатураи тоҷикӣ ё русӣ надошта бошанд. Бо ҳарфҳои лотинӣ навишта он ба тоҷикӣ баргардонида мешавад. Шод мешудам агар онро таблиғ карда ба эҳтиёҷон мерасондед.

    Сайт:http://tojiki.blogspot.com

    Comment by Меъмор | 31.08.2009 | Reply

  14. Савол ба Салими Аюбзод: чаро точикон худро ба русхо мечаспонанд? Хол он , ки бадбахтии мо аз онхост.

    Comment by normas | 21.09.2009 | Reply

  15. Durud bars humo ustodi aizi man!
    Umed voram ki khubu salomatu osudaed. Ustod mujibi muzohimat in ast, ki man somonai somon dodaam, ki Shahsiyathoi ma’rufi Mastchoh unvon dorad va mekhostam, ki rozigii shumoro bifgiramu habsi holu namunae az navishtahoi shumoro onjo guzoram, Oyo ustod rozi hastand?
    Bo salom
    Firdavs

    Comment by Firdavsi Azam | 07.11.2009 | Reply

  16. salom aleykum
    akai Salimjon adresi maili shumo chi bud yak makola ravon kardani budam

    Comment by Jovidon | 11.11.2009 | Reply

  17. Салом Салимҷон,
    Ман аз шаҳри Хуҷанд (доктори илми фалсафа, профессор) ва ҳозир дар Сиэтл мебошам ва кори татқиқотия оид ба сиёсати осиёи маркази кардосиям.Албатта бе аввали асри ХХ инро дида баромада намешавад.Пеш аз омадан ман як мақолая дар рӯзномаи Нигоҳ чоп кардам ва мехостам, ки агар Шумо тавонед ва розӣ бошед барои Блоги шумо низ фиристонам. Агар чоп мекардед, нағз мешуд.Шумо метавонед, ба e-mail-и ман нависед
    ozohidov@u.washington.edu
    Бо эҳтиром
    Очилбой Зоҳидов

    Comment by Очилбой Зоҳидов | 28.11.2009 | Reply

    • Салом.Доктори илми фапсафа,профессор Очилбой Зохидов менависад; “татқиқотия оид ба сиёсати осиёи маркази кардосиям”

      Comment by С.Собиршо | 30.10.2011 | Reply

  18. Дуруд бар Салими Аюбзод! Хаста набошед. Бовар дорам, ки муваффаку сарбаланд ва хушрузу саодатмандед. Хамеша некном бошед.

    Аз Шумо дархосте доштам. Агар кобили кабул донед, нишонии блоги маро ба торнигоратон чой дихед: http://www.mahbubtj.wordpress.com

    Comment by MAHBUB-TJ | 04.12.2009 | Reply

  19. Салом, устод!
    саломати ва ахлу оила дурустед?
    Устод бароятон як суол доштам, агар имконият пайдо карда чавоб менаиштед хушхол мегардидам.
    Махсусиятхои журналистикаи хусусиро дар чи мебинед?
    барори кор
    боки дар амони Худо бошед

    Comment by Бехзод | 04.12.2009 | Reply

  20. Salom aleykum! Khasta naboshed! Mo az shumo yak khohish doshtem. Agar imkon hast hikoyai “Segafredo”-ro ba mo firisted… Umed dorem khohishi moro rad nemkuned. Intizorem.
    Barori kor

    Comment by Borgohi sukhan | 30.01.2010 | Reply

    • Дуруд бар Шумо ва ташаккур аз таваччухатон. Дар чустучуи ин достон бойгониро тагуру мекунам ва Худо хохад, онро дарёфта, бароятон мефиристам, аммо дар ин байн, лутфан мгуфтед, ки ба чй дарде мехурад ин навиштаи банда ва чй мехохед кардан бо он?

      Comment by aioubzod | 02.02.2010 | Reply

      • Mo mekhohem onro baroi khonandagoni haftanomaamon peshlash kunem, chun chand sol pesh onro khondavu khele-khele lazzat burda budem.
        Barori kor.

        Comment by borgohi sukhan | 04.02.2010

  21. Дуруд ба устод Салими Аюбзод

    Ман хамчун донишчуи факултаи журналистика аз Шумо як хохиш дорам. Кариб 18 сол мешавад, факултаи Журналистикаи Донишгохи Миллии Точикистон таъсис ёфта аст. Аммо то хол ба мо адабиёти зарурии таълими ба забони точики намерасад. Ин яке аз садхо камбудихоест ки факултети мо дорад. Вале ман мехостам Шумо барои мо як китоби таълими омода кунед хамчун журналисти варзида ва маъруф. Аз китобхои ки танхо назарияи журналистикаро меомузанд шахсан ман чандон бахра бурда натавонистам. Манзурам дар амалия ин донишхои назари кам ба кор меоянд. Бинобар ин мо аз китобхои Аграноский (Вторая древнейшая. Беседы о журналистики)ва адабиётхои ба ин монанд бахра мегирем. Лекин бисёр мехостам чунин адабиётеро дошта бошем ки журналистони точик навишта бошанд. Аз тачрибаи амалии хеш мисолхо оранд.
    Дар факултаи мо кафедраи байналхалки ташкил шудааст. Аммо боз хам нафаре нест, ки дар ВАО байналхалки тачрибаи кори дошта бошаду барои мо адабиёти таълими омода кунад. Чун китобхои ба таъбрасидаи Шуморо медонем, бинобар хохиш мекунем ки моро низ фаромуш накунед. Тачрибаи андухтаи Шумо барои мо хеле муфид хохад буд. Хулас аз Шумо як адабиёти таълими барои донишчуёни факултаи Журналистика интизорем.
    Бо эхтиром Абдулло Ашуров

    Comment by Абдулло | 03.02.2010 | Reply

  22. Дуруд бар Абдуллои азиз.

    Андешаи Шумо дар бораи камбуди адабиёти омузишии журналистика ба забони модариамон куллан кобили кабул аст. Аммо як-ду соли охир мешунавам, ки дастуру рисолахои чолибе ба нашр мерасанд, ки шоистаи тахсин аст.

    Хеле дуруст мекунед, ки китоби Аграновскийро истифода мекунед. Кариб 25 сол пеш онро хонда будам ва то холо бархе аз нукоташ дар ёдам хаст ва фикр мекунам, он ба кори ман таъсири мухим доштааст.

    Аслан, ончй навиштаед, дарди дили ман аст. Хануз солхои 1995-96 китобчаеро сар карда будам, кисман тадкикотй ва кисман ёддоштй. Он вакт дарвокеъ ба забони точикй хеч гуна дастурамал ё рисолаи марбут ба хакикати журналистика, манзурам, журналистикаи чахонй, на шуравй вучуд надошт. Мутаассифона, ношире пайдо накардам ва кор дар нимарох монд.

    Бо гузашти айём ва андухти тачрибаи бештар ва инчунин бо назардошти дастрасии бештар ба иттилои хирфай дар ватанамон, холо фикр мекунам, он коре, ки сар карда будам, чизи казоие барои омузандагони касби мову Шумо дода наметавонад. Такмил ва бознависии он вакту неруи зиёде мехохад. Бавижа, ки дар як дахсолаи ахир журналистика хеле тагйир ёфт ва расонахои наве пайдо шуд, ки хануз на хама чанбаёхои кори онхо чой афтодааст ва хукми коидаро гирифтааст.

    Аз суи дигар, агар чунин асареро замоне нашр карданй бошам, маро интихоби мухиме зарур аст, ки ин бояд асари илмй бошад ва ё сирфан ёддоштхое аз тачрибаи кор.

    Рости гап, кайхо орзу дорам, ки бевосита ба дарс додани журналистикаи нав машгул бошам. Тобистони гузашта ним мох дар Алмато мастер-класс доштам ва ин кор бароям бисёр писанд омад. Афсус хануз имконияти онро надорам, ки барои журналистони худамон ин корро ба рох монам. Агар умр бокй буду неру кофй рузе ба сари он китоби нотамом хохам баргашт ва агар орзуям чомаи амал пушад, ба омузандагони журналистика дарс хохам гуфт, харчанд хеч унвони илмй хам надорам. Аммо самимона мехохам, журналистикаи точик рушду густариши чашмгире дошта бошад ва ба сатхи журнализми чахонй бирасад.

    Бори дигар сипосгузорам аз кадрдонии Шумо, аммо худро варзида ва маъруф намешуморам. Шояд як журналисти хубе хастам. Ва ё будам.

    Сарсабз бошед. Бароятон барори кор мехохам.

    Comment by aioubzod | 08.02.2010 | Reply

  23. Салими АЮБЗОД:
    Ҳар куҷо имкон ҳаст, Ватане бояд сохт

    Моҳи ноябри соли 2005, нашрияи Варорӯд:

    Салими Аюбзод 18 августи соли 1960 дар Тоҷикистон ба дунё омадааст. Пас аз хатми Донишгоҳи давлатии Тоҷикистон дар нашрияҳои «Комсомоли Тоҷикистон», «Адабиёт ва санъат», «Ҳафтганҷ» ва «Чароғи рӯз» кор кардааст. Охири соли 1992 Тоҷикистонро тарк намуда, дар Маскав ба сифати котиби масъули ҳафтаномаи «Голос» ва таҳлилгари «Независимая газета» фаъолият намуд. Дар соли 1995 барои кори доимӣ ба радиёи «Озодӣ» даъват шуд ва ба Прага кӯчид. Муаллифи осори мустанади «Ҳамосаи пайкон» (1988), «Сад ранги сад сол. Тоҷикон дар қарни бистум» (2002) ва бадеии «Девор (1991), «Гунги хобдида» (1999). Осораш ба забонҳои англисӣ, чехӣ, олмонӣ, русӣ ва эстонӣ нашр шудаанд. Собиқ узви садорати Иттифоқи журналистони СССР, барандаи ҷойизаи аввали Конфедератсияи кишварҳои муштаркулманофеъ дар соли 1990.

    -Салими Аюбзод. Ин ном барои ман аз аввал ҳам ошно буд. Аммо ба назари Шумо, Салими Аюбзод имрӯз барои хонандагони ҳафтаномаи «Варорӯд» кӣ буда метавонад?

    -Ман ба ҷойи хонанда чизе гуфта наметавонам, аммо ҳадс мезанам, ки барои бахше ошно ва барои бахше ноошно бошам. Бояд аз худи онҳо пурсид. Лекин инро ҳам муҳим намедонам. Зеро ҳар кас ба диду завқу ақидаи хоси худ ҳақ дорад. Ман кайҳо ба натиҷае расидаам, ки набояд аз зовияи дигарон ба хештан нигарист.

    -Аслан Шумо низ аз қабили он нафарҳоед, ки пас аз воқеаҳои хунини солҳои навадум дар хориҷ аз Тоҷикистон зиндагӣ ба сар мебаред. Вале эҳсос мекунам, ки нисбат ба тақдири ин мардум ва миллат он қадар беаҳамият ҳам нестед. Пас, ба ёди Ватан, дур аз Ватан зиндагӣ кардан чӣ маънӣ дорад?

    -Бояд дар Ватан зист ва бо мардуми худ ҳамтақдир буд. Ҳама чизи дигар кӯшиши тасаллост. Аммо ман ояндаи тоҷиконро дар он мебинам, ки дар ҳар кишвари ҷаҳон ҷомеаҳои худро дошта бошанд ва аз ҳар гӯша барои мардуму Ватани худ кор кунанд. Дигарон Ватани моро ин қадар тангу кӯчак карданд, ҳоло подош бигиранд. Тоҷикистон наметавонад даҳҳо миллиёнро ғунҷонад. Хар куҷо имкон ҳаст, Ватане бояд сохт, вале барои имдод ба Ватани аслӣ, ба Тоҷикистони азиз.

    -Ҳоло андешаи онро ҳам надоред, ки барои зиндагии доимӣ дигарбора ба Тоҷикистон баргардед?

    -Дар лаҳзаҳое, ки эҳсос дар ман пирӯз меояд, сахт мехоҳам бархезаму баргардам ва лаҳзаҳое, ки ақли солим бо ман ҳарф мезанад, бозгаштро ба рӯзи дигаре вогузор мекунам.

    -Аз рӯзномаи «Чароғи рӯз» то бахши тоҷикии радиёи амрикоии «Озодӣ». Ин фаъолияти рӯзноманигорӣ барои Салими Аюбзод манбаи нон буд, ё манбаи ном?

    -На ин ва на он. Асли матлаб – озмоиши хештан, ёфтану шинохтани худ. Баъдан мумхолифат ба беадолатӣ ва дурӯғ ва ҷустуҷӯйи ҳақиқату гуфтани ошкорои он ба дигарон ва кӯмак ба мардуми хеш бо ин амал.

    -Ахиран, китоби «Гунги хобдида» – и шуморо хондам. Тарзи навишти он ёде аз адабиёти муосири Ғарб мекунад. Ҳоли ҳозир, шахсан ба адабиёти тоҷик таваҷҷӯҳ доред? Агар «ҳа», пас ба вазъияти адабиёти аҳди истиқлол дар Тоҷикистон чӣ гуна баҳо медиҳед?

    -Афсӯс, на ҳама чизи нав дар адабиёти имрӯзи кишвар дастрас мешавад. Аммо ахиран китоби Қодири Рустам ба дастам расид. Аз қиссаи зинда шудани Рӯдакӣ дар рӯзгори мо ва эссе дар бораи Аҳмадшоҳи Масъуд мутаассир шудам. Вале ба сурати кул (л) адабиёти мо як давраи раҳҷӯйиро ба сар мебарад ва комёбиҳои ҷаҳонии он дар пешанд.

    -Бисёриҳо ҳанӯз ҳам аз ақидаи он ки гӯё оташи ҷанги шаҳрвандиро дар Тоҷикистон рӯзноманигорон аланга додаанд, рӯй нагардонидаанд. Агар махфӣ набошад, ҳамчун рӯзноманигори давраи ҷанги шаҳрвандӣ мегуфтед, ки оё ин нукта воқеият дорад?

    -Агар воқеаҳо ба дунболи хабару мақолаҳои мо ба амал меомаданд, на баръакс, шояд ин гап заминае дошт. Вале воқеаҳо ба суръате рӯй медоданд, ки мо ба онҳо расида наметавонистем. Акнун мо чӣ тавр гунаҳкор бошем? Дигар ин ки кадом нашрия ба мардум силоҳ тақсим кард ва кадом нашрия нагузошт, ки тарафҳо дар гуфтушунид ба созиш расанд? Ягон нашрияи кишвар Русия ва ӯзбекистонро даъват накард, то дар ҷанги Тоҷикистон саҳм гиранд. Мақсад аз тӯҳматҳо пӯшонидани ҳақиқат ва як андозае ҳасад аст. Ҳанӯз он қуллаеро, ки журнолизми он солҳо, бо вуҷуди камбуду камомадҳояш фатҳ кард, касе накардааст. Албатта, тарфи дигари масъала зиёдарваиҳо буд, ки бояд эътироф шаванд, вале ҳеҷ яке аз онҳоро намешавад, сабаб ё ангезаи ҷанг номид.

    -Китоби таърихии «Сад ранги сад сол» саросар ба шикастҳои таърихии халқи тоҷик дар асри бистум навишта шудааст. Мақсад аз таълифи ин китоб чӣ буд? Акнун мо дар кадом марҳила қарор дорем ва моро чӣ шикастҳои навбатӣ дар қарни бисту якум интизор аст?

    -Мақсад дарёфти решаҳои вазъи имрӯзии кишвар ва сарчашмаҳои миллии тоҷикон буд. Мо ҳоло дар марҳилаи бисёр муҳими таърихӣ ҳастем ва дар ҳоле метавонем, аз шикастҳои нав худро эмин гардонем, ки наслҳои донишманд, ҳушёр, пурғайрат ва озодандешро ба воя расонем. Ба ҳамаи навгониҳо боз бошем ва ҳамзамон рӯҳи миллии худро нигаҳ дорем. Кишвари мо сарватҳои буурги нафту гоз надорад, дар роҳбандон ҷой гирифтааст. Мемонад фақат ин ки ақл ва нерӯи худро ба ҷаҳон содир кунад. Алҳол мо содиркунандаи нерӯи кори сиёҳ ҳастем. Ин ҳол метавонад, моро дар ҳошияи таърих нигаҳ дорад.

    -Оё аз аҳволи журналистон ва журналистикаи муосири тоҷик дараке доред? Барои журналистони имрӯз чӣ чиз намерасад (ё дар навбати худ чӣ бурдҳо доранд)? Ҳамчунин дар мавриди озодии сухан (матубот) дар Тоҷикистон чӣ гуфтаниҳо доред?

    -То андозае аз вазъи ҳамкасбон огаҳӣ дорам ваш одам, ки бо вуҷуди ҳамаи сахтиҳо онҳо тавонистаанд, рӯҳӣ озодандеширо дар матбуот ҳифз кунанд. Афсӯс, на ҳама дар кишвар мепазиранд, ки озодии сухан хамирмояи ҷомеи пешрафта ва шукуфон аст. Норасоӣ дар сатҳи кордонӣ ва ҳирфавият, иттиҳоди қавӣ, рақобати созанда ва масъулиятшиносист. Аммо инҳо ислоҳшавандаанд. Ҳукумат ва матбуот бояд дар асоси манфиатҳи умумимиллӣ дар ҳамкорӣ бошанд. Зеро ҳукумат бе матбуот хеле нотавон хоҳад буд. Ба назар мерасад, ки ҳоло қойидаҳои ин ҳамкорӣ ва ҳамбозӣ ҷобаҷо нашудаанд.

    -Худшиносии миллӣ. Дар Тоҷикистон ҳанӯз ҳам дар фикри онанд, ки чи гунна эҳсоси Милли мардумро боло баранд. Ба фикри Шумо, худшиносии миллӣ кадом аст, ки мардум ба он арҷгузор бошанд?

    -Худшиносии миллӣ, аз нигоҳи банда, чизест, ки мо аз падару модар мерос мегирем, аз ҷамоаҳои мо бармеояд ва сипас аз муштаракоти забонӣ, таърихӣ, ҳудудӣ, фарҳангӣ ва динӣ тақвият ёфта фаротар меравад. Ҳоло он дар миёни мардуми мо ба ду таҳдиди бузург рӯбарӯст. Яке – бесоҳибӣ ва бегонагӣ. Давлат бояд ингуна бошад, ки ҳеҷ як аз узви ҷомеа худро бесоҳиб ва бегона ҳис накунад. Дигар – маҳал ва минтақагароӣ, ки кушандаи ҳамагуна худшиносист. Афроди камсаводу камҳунар ва нолоиқу тасодуфӣ аз маҳалгароӣ ҳамчун сипа рва ё тахтаи хез (tramplin) истифода мекунанд. Бо вуҷуди он ки онҳо даври худро аз афроде, ки худ зеҳнашонро заҳролуд кардаанд, пур менамоянд. Дар асл онҳо хеле ва хеле танҳову бечораанд. Ва ман онҳоро махавҳои маънавӣ мешуморам. Аммо ҳарду таҳдиди решапайванд сунъӣ ва ғайритабииянд. Маразҳои сирояткунанда, аммо табобатшавандаанд. Ин ҳам яке аз майдонҳои набарди матбуот, маориф, адабиёт ва ҳунари мост.

    – Шояд гоҳ-гоҳе аз давраи зиндагиятон дар Тоҷикистон ёд ҳам кунед. Ҳоло ба назаратон кадом лаҳзаи беҳтарини зиндагиятон дар Тоҷикистон гузаштааст?

    -Беҳтарин лаҳзаҳои умрам дар Тоҷикистон – сӯҳбату сайругаштҳо бо падарам. Шахсе, ки номи кӯчаҳоро дар деҳкадаи мо ба ёдгорӣ Рӯдакӣ, Ҳофиз, Хайём, Саъдӣ, Ҷомӣ, Бедил, Зебуннисо гузошт. Шахсе, ки метавонист ба зинаҳои баланди мансабҳои давлатӣ рассад, аммо дар солҳои шастум аз узвият дар Ҳизби Коммунист рӯй тофт ва бо ҳамин ба мактаб баргашт, то беҳтарин шогирдонро ба воя расонад. Ман аз китобхонаи сарватманди ӯ баромадаам. Дар зодбуми ман номи ман аҳамияте надорад. Чунки он ҷо маро пештар ҳамчун «набераи Домуллоаюб» мешинохтанд, акнун ҳамчун «писари устод Иброҳим». Дареғо, натавонистам аз сӯҳбатҳои ӯ сер шавам ва интизори рӯзи дидор ҳастам. Ҳарчи ҳастам, аз ӯ ҳастам!

    -Беҳтарин идорае, ки он ҷо фаъолият кардаед, кадом буд?

    -Ин идораи ҳафтаномаи «Адабиёт ва санъат» буд дар солҳои 1982 – 91. Сардабири мӯҳтарами мо Аскар Ҳаким тавониста буд, ки ҳайъатеро аз инсонҳои нодир ва боистеъдод ҷамъ оварад. Манн хушбахтам, ки ӯ маро пас аз ронда шуданам аз «Комсомолии Тоҷикистон» – и Ато Ҳамдам (ба иллати ошӯбгарӣ) ҷустуҷӯй кард ва ба кор даъват намуд. Хушбахтам, ки бо Адаш Истад, Муаззама Аҳмадова, Муҳаммадзамони Солеҳ, Баҳманёр, Мазҳабшои Муҳаббатшо, Раҳмат Назрӣ, Абдулҳамиди Самад, Бахтиёр Муртазоев ва афроде монанди онҳо ҳамкор Будам ва аз ҳар кадоме онҳо хеле чизеро омӯхтаам. Мо воқеан як дастаи олиҷаноб будем ва беҳуда набу, ки адади нашри рӯзнома он вақт аз 2 ҳазор ба 200 ҳазор нусха расида буд.

    -Нахустин маводи навиштаи журналистиятон ба ёдатон ҳаст? Он кадом буд? Беҳтарин навиштаатон кадом аст?

    -Дар ёдам ҳаст, ки як хабари мактабӣ дар нашрияи ноҳиявӣ буд. Ин ҷо боз ҳам падарам ба ёдам мерасанд, ки маро – талабаи синфи шашумро боре ба идораи ин нашрия ва матбааи он ба «экскурсия» бурда буданд. Баъдан манн инро фаромӯш карда будам ва фақат вақте ки дар нашрияи ноҳияи Файзобод таҷрибаомӯз будаму вориди матбааи он шудам, он сафари кӯдакӣ дар зеҳнам зинда шуд. Беҳтарин навиштаро бояд аз хонандагон пурсид. Аммо ҳамин лаҳза, агар фикр кунам, мақолаҳоям дар бораи партовгоҳи радиоактивии Файзобод, «Кишвари қабрҳои кӯчак» дар бораи маргумири модару кӯдак, зарурати эҳёи номи шаҳри Хуҷанд бо он номаи эътирозии депутатҳои Ленинобод, ки барои ман ҷазо талаб мекарданд. Зеро навиштам, ки бояд номи бостонии Хуҷанд зинда шавад. Инҳо ба фикрам моли солҳои 1990 ва 1991 – и «Адабиёт ва санъат» мебошанд.

    -Ҳоло дар сари кадом андеша ҳастед? Андешаи таълифи ягон асари дигарро дар бораи тоҷикон надоред?

    -Ҳоло бо мадад ва раҳнамоии райиси бахши тоҷикии радиёи «Озодӣ» Маъсумаи Турфа ба таҳияи риштабарномаҳое бахшида ба сулҳи Тоҷикистон омодагӣ мебинам. Ин силсила ба муносибати даҳсолагии сулҳи Тоҷикистон дар соли 2007 нашр хоҳад шуд. Аз ҳоло бисёр чеҳраҳои маъруфе аз Тоҷикистон, Русия, Ирон ва Созмони миллали муттаҳид ризоият додаанд, ки дар он ширкат кунанд.

    -Он чӣ чиз буд, ки гуфтан мехостеду ман напурсидам?

    -Чизи мушаххасе надорам, ҷуз ташаккур кунам аз Шумо, ки ба василаи саволҳои Шумо Ватани азиз ва бисёр чизҳои гузашта ба ёдам расид. Кам фурсат мешавад ба ин. Кор зиёд аст. Вақт хеле кам. Аммо ман шукр мекунам ҳанӯз шӯри ҷавонӣ дар дил дорам ва шояд кори асосии худро ҳанӯз ҳам анҷом надода бошам…

    Сухбати КА

    Comment by Каюмарси Ато | 08.02.2010 | Reply

  24. Э.Хасанов: История таджиков и ее современные фальсификаторы 01:44 09.02.2010 История таджиков и ее современные фальсификаторы Фальсификации: кому это выгодно? В конце ХХ века произошли глобальные геополитические изменения. В частности, возникли новые государства в Центральной Азии. Они привлекают внимание мировой общественности, интерес возрастает и в научных кругах. Различные аспекты этого региона, в том числе его история стали предметом специального изучения, например, в странах Западной Европы, США, Японии, Российской Федерации. Среди работ западных авторов заслуживает особого внимания исследование Оливье Руа под названием “Новая Центральная Азия или производство наций”. В контексте центрально-азиатских государств Оливье Руа рассматривает также и становление независимого Азербайджана. К данной работе прилагаются карты, таблицы, библиография источников на английском, французском и персидско-таджикском языках. Судя по применению терминов и различных определений, автор владеет еще и узбекским языком. В работе значительное место уделено Таджикистану. Привлекает книга афганского журналиста и политолога Зохира Танина под названием “Афганистан в двадцатом столетии”, написанная на персидском языке и изданная в Тегеране в 2000 году. Читается с интересом. Состоит из 26 глав, введения, заключения, библиографии и хронологии важнейших событий ХХ века. Хорошо иллюстрирована, представлены снимки афганских шахов, политических общественных деятелей и исторических памятников. Противоречивые чувства вызывает работа Салими Аюбзода “Таджики в двадцатом столетии”. Она написана на таджикском языке (с использованием кириллицы) и издана в 2002 году в Праге. Книга Танина и работа Аюбзода были озвучены на радио “Свобода Европы”. Преподаватель университета Миннесота (США) Эрадж Башири написал краткое предисловие, которое озаглавил “Почему и при каких обстоятельствах родилась данная радиопрограмма”? Он сообщил, что при радио “Свобода” было создано таджикское отделение и его сотрудник С.Аюбзода все свои материалы излагал в эфире с мая по декабрь 1999 года. Эта работа также снабжена историческими фотоматериалами и состоит из 30 глав, списков использованных источников и основных исторических дат с 1991 по 2001 годы. Представлены также участники и действующие лица, которые якобы готовили эти материалы. Их около пятидесяти – академиков, профессоров, писателей, поэтов, бывших и настоящих политических и общественных деятелей Таджикистана. Таким вот образом сделана попытка к тому, чтобы представить в книге мнимое общественное мнение. “Предатели таджиков” – кто они? Версия Аюбзода Необходимо отметить, что книга отличается от двух предыдущих своей тенденциозностью и антиисторичностью, и, прежде всего, антиузбекской направленностью. Цитируются высказывания, которые вырваны из контекста. Передергивая факты, он выдает желаемое за действительное. Так, например, на 24-й странице книги, он ссылается на историка Н.Хатамова, утверждая, что эмир бухарский был из узбекского рода мангитов и якобы не имел поддержки среди местного (читай таджикского – авт.) населения. Поэтому важную должность кушбеги – премьер-министра занимали, как правило, представители шиитов-иранцев. В действительности же в Бухарском эмирате существовали этнические группы, состоящие из узбеков, таджиков, иранцев, казахов, туркменов, каракалпаков, бухарских евреев, индусов, цыган, уйгуров, пуштунов. Что же касается иранских шиитов, то они говорили на узбекском языке и по-своему происхождению были тюрками. По мнению же Оливье Руа те же самаркандские иранцы являются “узбекоговорящими и лишь шиитская конфессия отделила их от узбеков”. Автор, в том числе и историк Н.Хатамов хорошо знают, что династия мангитов правила Бухарой с середины XVIII столетия вплоть до 1920 года. Последний эмир Саид Алимхан был свергнут большевиками. Будучи в Афганистане, он в 1927 году через своего представителя генерала Мукимбая обратился к руководству Лиги Наций об оказании помощи для возвращения в Бухару и восстановления там самостоятельного, независимого государства. По мнению С.Аюбзода, почему-то в Самарканде, Бухаре, Ходженте, Шахрисабзе, Пенджикенте, Намангане и других городах живут только одни таджики. Он считает, что многие видные политические деятели и ученые региона были таджиками. В своих словоизлияниях автор доходит до того, что клеймит Ф.Ходжаева, А.Фитрата, А.Рахимбаева. Называет их “предателями таджикского народа”, заявляя, что они, будучи таджиками, называли себя узбеками. Больше других досталось А.Фитрату, который, мол, будучи везиром по просвещению в Бухарской Народной Советской Республике, ввел в школах преподавание узбекского языка насильно. Вместе с тем, многие выдающиеся деятели культуры, классики персидско-таджикской литературы были по происхождению тюрками. Если Низами и Дехлеви творили свои “Пятерицы” на персидском, то А.Навои свою написал на староузбекском или как говорили тогда на “чагатайском языке”. Этот список можно продолжить. Мавлави Джалалиддин Руми, Мирзо Абдулкодир Бедиль, Зебуннисо, Мирзо Голиб и другие гордились тем, что по происхождению являются тюрками, их предки были выходцами из Туркестана. Некоторые ученые, на которых часто ссылается Салими Аюбзода, переделывали свои фамилии, так, например, философ Акбар Турсунов, называет себя Акбар Турсонзода. По мнению С.Аюбзода, отуречивание таджиков было связано с тем, что большая часть молодежи получала образование в Турции, а не в шиитской Персии. “Большая часть образованных таджиков, – пишет А.Турсонзода, – училась или путешествовала в Турции, Татарстане или Азербайджане и находилась под влиянием тамошних газет и журналов, это влияние дошло и до Бухары”. Даже некоторые наши предки, находясь под арабским влиянием, коренным образом поменяли свои фамилии и родословные. Бекташи и Бектемуры по своему происхождению не принадлежали тюркскому народу, а были духовными пленниками тюрков. Пришлые и коренные Нынешние таджикские академики и профессора Н.Негматов, А.Турсонзода, Р.Масов, У.Гаффаров, Н.Хатамов, К.Айни и другие находятся под влиянием паниранских чувств, также как и их предшественник Б.Гафуров, который утверждал, что предки всех тюркоязычных народов Центральной Азии являются пришлыми, тогда как таджики являются единственным коренным населением региона. А ведь общеизвестно, что предками современных узбеков были восточноиранские согдийцы, бактрийцы, хорезмийцы и племена саков. Другой исторический корень – тюрки, которые населяли Туран еще в эпоху бронзы. В XII веке под влиянием арабского и персидского языков стал развиваться узбекский, который отделился от общетюркского. Что же касается самих узбеков, то они, как и таджики, испокон веков жили совместно в Туране. Происходила взаимная ассимиляция двух народов. В XVI – XVIII веках в Ферганской и Зарафшанской долинах ускорился процесс узбекизации таджикоговорящего населения, а не как утверждает вышеперечисленные авторы, якобы все это имело место только в ХХ столетии. Отсюда следует, что в формировании этноса, язык не всегда играет решающую роль. Тюрко-персидская культура растворилась в течении последних восьми столетий: от Анатолии до Самарканда через Иран, Герат, Северную Индию. Эмиры и султаны были тюрками по своему происхождению (исключение – пуштуны в Афганистане и Северной Индии), тогда как чиновники состояли из персоязычного населения и, соответственно, государственным языком являлся персидский. С.Аюбзода, ссылаясь вновь на Турсонзода отмечает, что “большевистская революция была похожа на двухлезвенный кинжал, с одной стороны мы, таджики, освободились от тысячелетнего гнета иностранцев и пусть даже в узком коммунистическом смысле превратившись в “социалистическую нацию”, и если даже не находились на передовых ролях, но тем не менее двигались вперед. С другой стороны освобождение таджиков от многовекового гнета тюркско-монгольских династий, в том числе от династии мангитов, по словам С.Айни, от невежественных правителей, безжалостных чиновников, безумных взяточников казиев, от грешных мулл, которые обеспечили абсолютное господство кучки богачей. Все это заслуга великой русской революции”. Как было отмечено, в течение длительного времени сама администрация и обслуживающий персонал состояли из персоязычного населения. Языком двора был дари. Но А.Турсонзода в изложении радиожурналиста преднамеренно не говорит, вернее, искажает исторические факты. Ведь Туран подвергался нападению не только тюрок и монгол, но и в VI–V веках до рождения Христа – со стороны Ахеменидов, затем – А.Македонского, в начале VIII века – арабов, в XIII веке – монгол и в XIX веке – русского царизма. Наверно уместно вспомнить и о том, что в Бухарском эмирате чиновники, кази, муллы были, в основном, из таджикоговорящей элиты. Тогда в чем же дело? В рецензируемой книге везде употребляется оскорбительное слово “узбак” вместо “узбек”. Ведь во всех центрально-азиатских государствах, включая и Афганистан, проживают узбеки и почти одна четвертая часть населения современного Таджикистана состоит из тех же узбеков. Не напоминают ли такие заявления и выступления, взгляды нацистов 30-х годов прошлого столетия? По мнению С.Аюбзода, если отец А.Рахимбаева, будучи образованным человеком из г.Ходжента и истинным таджиком, имел высокое национальное самосознание, тогда как его сын, занимая высокие большевистские посты, не придавал никакого значения национальному вопросу и его действия были направлены против самих таджиков (стр. 89 и 103). По утверждению автора, А.Рахимбаев был до такой степени карьеристом, что в конце 1933 года с подачи Кремля стал главой правительства Таджикистана. И тут же он поменял узбекский паспорт на таджикский, якобы, признавая свои “ошибки” в области национального вопроса в прошлом, и намеревался искупить свою вину (там же стр. 113-114). Кто же растерял города? Главная беда, по утверждению С.Аюбзода, заключается в том, что такие древнейшие города как Самарканд, Бухара являются якобы таджикскими. Опять-таки это дело рук самих таджиков, поскольку А.Рахимбаев и Ф.Ходжаев сознательно включили эти города в состав Узбекистана и именно они играли решающую роль в осуществлении национального размежевания Средней Азии. Более того, якобы в руках Чичерина находился проект решения, по которому не Таджикистан, а Узбекистан должен был войти в качестве автономной республики в состав Таджикской ССР (стр.108). С.Аюбзода заявляет, что в результате национального размежевания 1924 года таджики потеряли древние города “Бухара, Самарканд, Мерв, Термез, Насаф т.е. Карши, Коканд и Андижан. А также богатые долины, как Сурхандарья (не оазис, а именно долина – авт.) и Фергана, бескрайние степи Карши, Шахрисабза, Джизака и др. Таджики в своей истории построили более 100 городов, а теперь не имели ни одного города, “чтобы сделать его своей столицей” (там же, стр.110). Бесспорно, национальное размежевание и деление границ в 1924 и 1929 годах проходили по принципу “Разделяй и властвуй”. Было много ошибок и неточностей. Искусственное разделение направили против единства народов Туркестана. Но в истории не бывают сослагательных наклонений. Неопровержимые факты свидетельствуют о том, что в конце XIX – начале ХХ столетия в Бухарском эмирате по данным Российского государственного военного архива, проживало всего более двух миллионов человек. Из них 85% составляли тюркские народы, 12 – персоязычное население и 3% другие этносы. Следовательно, безответственные, недружественные и прямо скажем расистские, заявления направлены на подрыв, противопоставление всех народов Центральной Азии. В этом плане таджикский академик Рахим Масов превзошел ожидание всех недругов дружбы узбеков и таджиков. Он пишет: “Если эти наши центры, т.е. Самарканд и Бухара принадлежали бы нам, сохранились бы эти политические, экономические, культурные основы, тогда трагедия 90-х годов ХХ столетия в Таджикистане не произошла бы”. Таким образом, заключает Р.Масов, “мы (таджики – авт.) не только потеряли минувшую свою историю, но и все наши центры оказались перед историческим тупиком”. Мы уже отметили, что с древнейших времен на территории Турана и Хорезма жили предки современных узбеков, и они общались на двух языках, на восточном иранском диалекте и тюркском. В результате длительной ассимиляции образовался узбекский народ. По антропологическому типу, как узбеки, так и таджики Ферганской долины и бассейна реки Зарафшан относятся к среднеазиатскому типу, живших между реками Амударья и Сырдарья. Что же касается антропологического типа таджиков Памира, то только он отличается от среднеазиатского типа. В IX веке, несмотря на то, что политическая власть принадлежала персоязычным Саманидам, в Северной, северо-восточной и северо-западной части Мавераннахра проживало тюркоязычное население, т.е. предки современных узбеков. Если Махмуд Кашгари и Юсуф Хос Хожиб писали на общетюркском языке, то произведения Ахмада Яссави и Ахмада Югнаки были сочинены уже на староузбекском языке. После падения династии Саманидов в Самарканде и Бухаре, а также во всех частях Туркестана стали править узбекские ханы. Самарканд в древности являлся столица согдийцев. В 1370 году после освобождения от монгольского нашествия он провозглашается столицей великого государства Амира Темура. Темуриды правили до прихода шейбанидов к власти и лишь в их период правления – в середине XVI века, столица была перенесена в Бухару. Вплоть до 1924 года она была в качестве столицы различных узбекских династий и государств. На короткое время Самарканд снова был объявлен столицей советского Узбекистана. Однако в 1930 году центром республики стал Ташкент. Поэт, академик Гафур Гулям называет Самарканд второй столицей узбеков по аналогии с Санкт-Петербургом. Не сотвори врага В рецензируемой книге С.Аюбзода указывает, будто в Самарканде и Бухаре проживают одни таджики. Но в этих городах живут вот уже много веков различные этносы: узбеки, таджики, иранцы, уйгуры, туркмены, казахи, киргизы, каракалпаки, арабы, армяне… Они в основном говорят на узбекском и таджикском языках. Население является двуязычным. Многие именитые деятели культуры, правители, поэты классической узбекской литературы ХХ века помимо узбекского владели и таджикским языком. В свою очередь, таджикские ученые, писатели и мыслители, политические и общественные деятели знали и знают узбекский язык. Если узбеки, живущие в Самарканде и Бухаре, в большинстве своем владеют таджикским языком, то это не значит, что они являются таджиками. И высказанная мысль о том, что причиной трагедии 90-х годов прошлого века в Таджикистане является отсутствие в составе республики, таких древних городов как Самарканд, Бухара просто бред, политическая близорукость или провокация, сотворение образа врага. К сожалению, именно часть таджикской интеллигенции несет полную ответственность за произошедшую гражданскую войну. Созданные во второй половине 80-х годов ХХ века политические союзы и движения носили сугубо местнический характер и были направлены друг против друга. Политические групп “Самарканд” в Самарканде и “Согдийское солнце” в Бухаре, появившиеся в 1989 году, носили нацистский, дестабилизирующий характер и в скором времени превратились в кучку самозванцев и аферистов. Двенадцатая глава книги называется “Государство без столицы или стычки за Самарканд и Бухару”. Именно так С.Аюбзода называет Таджикскую АССР с 1924 по 1929 годы. Навязывается мысль о том, что, мол, все руководители бывшего союза М.И.Калинин, И.В.Сталин, Н.С.Хрущев обещали тогдашним таджикским руководителям – Нусратулло Махсуму, Абдулло Рахимбаеву, Бободжону Гафурову и Турсун Ульджабаеву вернуть Самарканд и Бухару в состав Таджикистана. М.Калинин успокаивал якобы тем, что пока не утихнет в Средней Азии басмаческое движение, этот вопрос ставить на повестку дня не уместно. И.Сталин, в свою очередь, обещал Б.Гафурову, что он вернет Самарканд и Бухару Таджикистану после того, как наступят лучшие времена, – шел послевоенный восстановительный период. Что же касается Н.Хрущева, то, по мнению С.Аюбзода, бывший советский руководитель, также обещал Т.Ульджабаеву вернуть исторические города. Автор с сожалением и горечью пишет, что после вынужденной отставки Т.Ульджабаева с поста первого секретаря ЦК Коммунистической партии Таджикистана, ни один последующий руководитель этой республики уже не посмел ставить этот вопрос перед правительством СССР. Автор почему-то умалчивает тот факт, что узбек Н.Мухитдинов, будучи одним из руководителей ЦК КПСС по поручению Н.Хрущева должен был поехать в Душанбе и снять с поста первого секретаря ЦК Республики Турсуна Ульджабаева. Следует отметить, что Н.Мухитдинов отказался от этого неблагородного поступка. Поэтому вскоре лишился всех постов, стал политическим трупом. Впоследствии эта миссия была перепоручена другому известному деятелю ЦК КПСС Ф.Козлову, который “блестяще” справился с задачей. Передергивание фактов Как уже отмечалось, С.Аюбзода, в основном, соглашается со всеми высказываниями своих соавторов. Но многие из них излагаются без сопутствующих комментариев. Авторская ссылка на Э.Башири звучит следующим образом: “В сельской местности, например, никто не знает о существовании джадидов. В этой связи, джадиды не имели социальной опоры среди населения. Они смогли создать только новую систему образования и воспитания и верили, что после этого все изменится само по себе в лучшую сторону. Конечно же, все это незначительный вклад джадидов. Но кроме них в этом крае (Туркестане и Бухаре – авт.) не было другого серьезного движения” (стр. 80-81). Но такое утверждение не соответствует действительности. Безусловным является то, что джадидизм содействовал фундаментальным изменениям и пробуждению коренного населения края, способствовал национально-освободительному движению. Как влиятельное политическое течение формировалось и крепло под воздействием социальных, экономических и культурных изменений в жизни Туркестана. Движение отражало коренные интересы населения края. В отличие от большевиков, джадидизм, с самого начала ориентировался на прогрессивный, эволюционно-реформистский путь преобразования общества и решал задачи борьбы против колониализма, предлагал пути ликвидации феодальных институтов, создания необходимых условий перехода к рыночным отношениям. Определенное влияние оказали российская революция 1905-1907 годов, национально-освободительная борьба народов Турции, Ирана, Египта, события первой мировой войны и особенно восстание 1916 года в Туркестане. В 1917 году джадидизм носил уже организованный характер. Если это движение не имело социальной опоры среди населения, то не было бы Туркестанской (Кокандской) автономии (1917-1918гг), национально-освободительного движения под названием “басмачества” против террора большевиков. Общеизвестно, что глава младоафганцев Амануллахан в 1919 году, придя к власти, провозгласил независимость Афганистана, правил страной в течение 10 лет, проводя прогрессивные реформы. Однако события 20-х гг. ХХ века, имевших место в Туркестане и Бухаре, оказали дестабилизирующее воздействие на неокрепшее, молодое, независимое афганское государство. Как известно, между советским правительством и молодым Афганским государством были установлены дружественные отношения, тогда как в результате начавшейся гражданской войны и басмаческого движения в Туркестане и Бухаре беженцы нашли приют в Афганистане. С.Аюбзода, ссылаясь на таджикского историка Р.Абдулхаева, утверждает, что только из Бухары около 200 тысяч беженцев перешли реку Пяндж (стр.92.), тогда как узбекский историк Ш.Хаитов отмечает, что с 1917 по 1924 годы число беженцев из Туркестанского края составило около 400 тысяч человек. А афганский журналист и политолог З.Танин утверждает, что в конце 20-х годов беженцы из Самарканда и Бухары в Афганистане исчислялись миллионом человек. Можно предположить, что приведенные цифры несколько преувеличены. Однако, как бы то ни было, афганцы видели, что среди большинства беженцев были дети, женщины, беспомощные старики. Поэтому афганцы просто не понимали, почему их правитель Амануллахан сотрудничает с ненавистными для беженцев советами? Это сыграло решающую роль в его свержении. Его место на время занял предводитель восставших Хабибуллахан по прозвищу Бачаи Сака – таджик по национальности. Бесспорно, свержение Амануллахана сыграло отрицательную роль в истории Афганистана. Начинаются гонения и на руководителей джадидского движения в бывшем СССР. Однако свержение Амануллахана с престола С.Аюбзода связывает с проводимой им прогрессивной политики и реформами. Он, будучи пуштуном, проводил в отношении таджиков, хазарейцев и др. (умышленно не указываются узбеки, ссылается на своего единомышленника историка Х.Назарова – авт.) насильственную политику, в результате которой произошло народное восстание против политики Амануллахана. Следовательно, причинами падения Амануллахана послужило не только восстание Бачаи Сака, но и дестабилизация в афганском обществе, вызванная волной беженцев из Средней Азии, а также с изменениями позиций бывшего Советского Союза по отношению к Афганистану и джадидам. Как превращают сахар в яд К сожалению, и в современной таджикской поэзии и литературе встречаются националистические выпады в адрес узбеков. К таким литераторам можно отнести Бозора Собира, Хаета Негмата, Гесуи Джахонгири. К их измышлениям и прислушивается С.Аюбзода. Ссылаясь на Г.Джахонгири, отмечает, что, якобы, среди таджиков Узбекистана появились поговорки: “В Самарканде наш сахар превратился в яд”, а “в Бухаре мы испарились, как вода”. Обыгрывается древнее название Самарканда – “Мараканда” по-таджикски означает “мой сахар”, тогда как “бухор гардидан” звучит, как “мы исчезли или испарились в Бухаре”. Не отстает Хает Нигмат. Поэт страдает от того, что, “бедного таджика разрубили и части тела разбросали по разным сторонам”. “После того, как таджики потеряли Самарканд и Бухару, – пишет Аюбзода – сталинские репрессии были второй трагедией в жизни таджиков” (стр.165). Вместе с тем, его высказывания про И.Сталина и Б.Гафурова противоречивы и носят сугубо субъективный и популистский характер. Так, с одной стороны, он утверждает, что сталинский террор принес непоправимый урон, а устами бывшего помощника Б.Гафурова А.Гребнева говорит, что благодаря взаимоотношениям Сталина и Гафурова Таджикистан от террора пострадал значительно меньше, чем другие союзные республики (стр.178). Что же касается И.Сталина в истории таджиков, то не следует ее абсолютизировать, тем более автор “Краткого курса ВКП(б)” заигрывал со всеми тогдашними руководителями союзных республик, “кормил” обещаниями, расправлялся с соратниками и всеми теми, кто вставал у него на пути. Еще один факт игры краплеными картами Как отмечает С.Аюбзода, переход от арабской графики к латинице вызвал сопротивление народов Средней Азии. В Таджикистане нововведение не приняли Айни, Хамди, Мунзым, Зехни. Однако автор умалчивает о том, что иранские коммунисты Мунафзаде, Дейлами, Лахути, а также уроженец Бухары Аббос Ализаде сыграли решающую роль в латинизации алфавита. Сторонники арабской графики объявлялись джадидами или врагами народа. Однако автор, ссылаясь на М.Шакури, отмечает, что переход к латинице имел два проекта – Фитрата и Семенова. Хотя Фитрат был пантюркистом, отмечает автор, его проект более соответствовал особенностям таджикского языка. “При переходе от латинской графики к кириллице мы потеряли очень многое” отмечает М.Шакури (стр.134.). Эту мысль подтверждает таджикский языковед Абдусаттор Мирзаев. Где логика, последовательность? Пятнадцатая глава книги называется “Век Лахути”. Сказано немало теплых слов в адрес известных деятелей персидско-таджикской литературы. Например, автор называет Абулкасима Лахути ярким организатором, сыгравшим большую роль в создании театра, таджикской прессы, осуществившего переводы ряда драматических произведений В.Шекспира. Там же и “капля дегтя в бочке меда”. “В это время таджики скитались по разным территориям, и наблюдалось непримиримое противостояние между Таджикистаном и Узбекистаном за освоение культурного наследия Бухарского эмирата и русского Туркестана” (стр.138.) И в связи с этим, отмечает автор, А.Фитрат стал заметным музыкантом и “все таджикские тексты переделал на узбекский лад”. И назвал некоторых средневековых исследователей музыки “узбекскими” (стр.141). О каком непримиримом противостоянии между Узбекистаном и Таджикистаном может идти речь, когда под знаком “дружбы народов СССР” подавлялись всякие националистические уклоны, национальное самосознание. Сама идея перехода от арабской графики к латинской была нацелена против мусульман. Хотели, чтобы будущее поколение не имело доступа к историческим памятникам прошлого. К тому же в Советском Союзе господствовала жесткая цензура. Огромное количество книг было сожжено, уничтожено. Преследовались граждане, которые могли читать и писать на арабской графике. Красный террор был направлен, прежде всего, против интеллигенции. В отличие от советского Востока, в Турции после перехода к латинице многие книги и источники, написанные на арабской графике, свободно транскриптировались на латинице. Великая заслуга Фитрата в том, что он свой организаторский талант максимально использовал, чтобы сберечь и умножить богатое наследие народов Центральной Азии. Вот почему профессор Фитрат помимо того, что был поэтом, писателем, драматургом, лингвистом, занялся историей музыки, арузом, литературоведением, переводами. Несмотря на то, что С.Аюбзода его неоднократно называл “пантюркистом”, косвенно признает его талант. Автор устами А.Турсонзода отмечает, что “Фитрат первый на таджикском языке написал книгу, посвященную новым реформам, и опубликовал ее в Турции. В своей книге, автор призывает своих земляков – бухарцев объединиться вокруг новой идеи “Родина и нация”. Он пользовался непререкаемым авторитетом среди своих земляков – даже Садриддин Айни, находясь под его сильным влиянием, написал “Марш Турана” на узбекском языке и призывал узбеков, казахов, туркмен, татар объединиться в единую нацию” (стр. 115-116). По неписанным законам Автор почему-то умалчивает очевидные факты о том, что такие высокопоставленные лица, как Б.Гафуров, Т.Ульджабаев, Дж.Расулов, К.Махкамов являлись выходцами из Ленинабадской области. По неписаным законам, в Таджикистане все руководящие посты занимали именно ленинабацы. Иначе говоря, север господствовал над центральными и южными регионами. В народе говорили “Аз Ленинабоди худомон” в переводе – “из нашего Ленинабада”. Не утверждали на руководящие посты Шавката Шукурова, Мардона Абдусаломова, А.Дехоти, Фазлиддина Мухаммадиева, М.Болтаева, Бозорова не потому, что они родились в Самарканде и Бухаре, а потому, что не относились к ленинабадскому клану. Один пример. В 60-х годах прошлого века долгое время Академия наук оставалась без президента. В 1965 году назначили ленинабадца Мухаммаджана Осими. Только будучи президентом Академии наук он защитил докторскую диссертацию. В книге много говорится о том, что якобы по вине Ташкента происходила “утечка мозгов” из Таджикистана в Узбекистан. Такой процесс происходил в период правления Джаббара Расулова (1961-1982гг.). По мнению писателя Адаша Истада, на которого ссылается С.Аюбзода, узбекские руководители мешали “национальной консолидации таджиков, выступали против связи Душанбе с Самаркандом и Бухарой”. По всей видимости, автор забыл, что в то время мы входили в состав одной империи, не было границ и преград. Да, многие узбекистанцы жили и трудились в Таджикистане, но и немало таджикистанцев переехало в Узбекистан. Почему? Это и понятно, поскольку как указывает И.Каримов “узбеки и таджики – один народ, говорящий на двух языках”. Следовательно, “утечка мозгов” не связана с “заманиванием”. Скорее всего, это результат нездоровой обстановки в Таджикистане, где процветали местничество и противоборство различных кланов. С.Аюбзода возвеличивает роль главного редактора газеты “Просвещение и культура” Буриниссо Бердиевой. В качестве главного редактора она опубликовала стихи и статьи, направленные против узбекистанцев. Бердиева, с молчаливого согласия Москвы, дабы разбалансировать взаимоотношения Ташкента и Душанбе, поддерживала антиузбекские настроения. При этом тогдашний секретарь ЦК Компартии Таджикистана Ибодат Рахимова утверждала, что в адрес руководства газеты “Просвещение и культура” никаких заявлений не поступало. С.Аюбзода сообщает, что в годы Второй мировой войны 38 таджиков стали Героями Советского Союза. Правильнее было бы указать “таджикистанцы”. В этом списке были люди и других национальностей. Например, Туйчи Эрджигитов, из Ашта, повторивший подвиг Александра Матросова – узбек. Прославленная таджикская балерина Малика Собирова также узбечка, о национальности которой С.Аюбзода умалчивает. Можно привести очень много таких примеров. Как видим, и узбеки внесли свой посильный вклад в развитие Таджикистана (стр.173). С.Аюбзода приводит в качестве примера беседу Б.Гафурова с И.Сталиным в присутствии А.Жданова от 23 января 1948 года в Кремле. Речь Б.Гафурова: “В исторической науке существует две точки зрения. Первая – возвеличивает участие тюрков в истории Центральной Азии. Вторая заключается в том, что население Центральной Азии по происхождению были иранцами. Мы придерживаемся второй точки зрения. И нас обвиняют в расистской теории” (стр.170). Что можно сказать по этому поводу? С тех пор прошло более 60 лет. Историческая наука, особенно, археология, развивается по восходящей линии. За эти шесть десятилетий мир значительно изменился, и нынешнее поколение воспринимает много иначе. “Нынешняя, националистически настроенная таджикская интеллигенция, – пишет Оливье Руа – единственными преемниками согдийцев первого тысячелетия считает таджиков”. Историк Н.Негматов замахнулся еще выше, утверждая, что все ираноговорящее население Центральной Азии является предками современных таджиков”. Однако известный этнограф С.П.Толстов считаем был прав, утверждая, что ни один современный народ Средней Азии не связан с древнейшим этносом, наоборот в их формировании в разной степени происходил процесс ассимиляции местного населения с народами, которые присоединились к ним из соседних стран. Возвращаясь к напечатанному С.Аюбзода, с присущим ему пафосом рассказывает о гражданской войне в Таджикистане, как о противостоянии между мусульманами и коммунистами. Но еще задолго до трагедии само таджикское общество было разделено на два лагеря. Разумеется, главной причиной войны стал низкий уровень жизни. Вся Центральная Азия, в том числе и Таджикистан, являлась сырьевым придатком СССР. Немного предыстории. Как известно, Вахшская долина и, прежде всего, Кургантюбе в послевоенное время становится местом освоения новых земель. Население Гарма, Куляба, Бадахшана насильно переселяется в долину. Большинство новых колхозов и совхозов было создано по принципу землячества. Такая практика широко применялась и в других республиках Средней Азии. Так, например, помимо того, что в Шаартузе, Кабадиане до переселения существовали отдельные колхозы таджиков, узбеков, туркменов, к ним добавились новые, состоящие из гармцев, кулябцев, памирцев, узбеков Ферганской долины. Таким образом, каждый колхоз был представлен отдельной этнической группой. После распада СССР, вызвавшего глубокий экономический кризис, в начале весны 1992 года в Кургантюбе между гармцами и кулябцами возникли перепалки. Конфликт принял антагонистический характер и переместился в Душанбе. Стороны разбились на два противоборствующих лагеря. На площади Шахидон разместились представители Гарма, Дарваза, Памира, гармцы из Кургантюбе, Рамита, Кафирнигана, а также из верховьев долины Зарафшана. А площадь Озоди заняли жители Куляба, Ленинабада, Гиссара, кулябцы из Кургантюбе, Шахринава, Турсунзаде, Ленинского района и Варзоба. Митингующие прибывали на грузовых машинах, тракторах, колхозных автобусах. По распоряжению Президента был создан специальный батальон из числа молодежи, который поддерживал лагерь на площади Озоди. Новоиспеченный министр обороны Таджикистана, генерал Фаррух Ниезов 1 мая 1992 года на площади Озоди раздал 1700 единиц огнестрельного оружия. На следующий день уже другой генерал, глава президентской гвардии Бахром Рахмонов выдал оружие митингующим на площади Шахидон. Работники силовых ведомств тоже разделились на два фронта по региональной принадлежности. 5 мая в окрестностях Душанбе в направлении к Явану произошла первая перестрелка. Были погибшие и раненые. Тогда победу одержали гармцы, а кулябцы были вытеснены за пределы Душанбе. В тот же день в здании Верховного Совета убит депутат, главный редактор газеты “Эхо народа” Мурадилло Шерализоде. Задержан Белоусов, бывший заместитель председателя КГБ Таджикистана. Обстановка накалилась до предела. В начавшейся суматохе на площади Шохидон появился грузовик российской мотострелковой дивизии. Привезли оружие. По требованию митингующих машина была направлена обратно в воинскую часть. Обстановка осложнялась еще и тем, что работниками силовых структур главным образом были кулябцы и памирцы. Не случайно раньше поговаривали: “ленинабадцы управляют, кулябцы охраняют, памирцы контролируют”. Заметим, и афганские и таджикские памирцы являются исмаилитами и благосклонно относятся к коммунистическому режиму. С учетом сложившихся обстоятельств в 80-е годы органы МВД и КГБ Таджикистана насаждались представителями Памира. Вот почему в 1992 году бадахшанцы с Памира, находясь в государственных силовых структурах, смогли на время парализовать действия коммунистов во главе с президентом Р.Набиевым. Но в 80-х годах памирцы, верно служившие своим ленинабадским хозяевам, во время гражданской войны оказались по другую сторону баррикад – на площади Шохидон. Неопровержимые факты полностью опровергают схему С.Аюбзода о том, что якобы митингующие на площади Озоди состояли из коммунистов, а на площади Шохидон – из мусульман. Противостояние на площадях столицы явилось результатом борьбы между представителями регионов. Об этом подробно написал историк Н.Хатамов. Следующий необоснованный вывод автора заключается в том, что якобы противоборствующие стороны несколько раз были близки к соглашению о прекращении огня. Однако такому соглашению помешало вмешательство России и Узбекистана. В итоге их действия явились основной причиной затянувшейся войны (стр.260). С.Аюбзода намеренно умалчивает об инициативах руководства Узбекистана по обеспечению региональной безопасности и стабильности. В своих посланиях Генеральному секретарю ООН Б.Бутросу Гали в сентябре 1992 и марте 1993 года Ислам Каримов обращает внимание мирового сообщества на внутренние конфликты, происходящие в Таджикистане и Афганистане, которые грозят всему центральноазиатскому региону. В послании была выражена просьба направить в регион специальную комиссию ООН для изучения реального положения дел и принять неотложные меры по стабилизации возникшей ситуации. Подводя итоги, нужно прямо заявить, что материалы книги были озвучены на радио “Свобода” в конце 90-х годов, в самое сложное время для Таджикистана. Большинство высказываний и выводов тенденциозны и направлены на подрыв многовековой дружбы между узбеками и таджиками. Кому это выгодно? Деструктивным силам, которые всячески сопротивляются интеграционным процессам в Центральной Азии. Центрально-азиатский регион, по своей сути уникален. Его объединяющим началом является общая история, материальная и духовная культура. Такие памятники как Авеста, архитектура исторических городов, шашмаком, народные эпосы, труды великих мыслителей, написанные на персидском, арабском, тюркском, узбекском, русском языках являются достижением всего человечества. Большинство памятников Центральной Азии внесены в список международной организации ЮНЕСКО. У нас единые праздники Навруз, Руза хаит, Курбан хаит, институт махалли, традиция хашара, Хосил байрами… Емко и лаконично сказал И.Каримов: “Наши базары и кладбища общие”. Наша общность в единстве и многообразии. Парадокс, но признанный факт. Эту истину не может опровергнуть пытающийся “подлить в масла в огонь” Аюбзода. Ustod, imruz in maqola dar centrasia chop gardidaast. Bo ehtirom, Sadriddin Э.Хасанов, кандид

    Comment by Sadriddin | 09.02.2010 | Reply

  25. Устод, мехостам танхо линк-е ки дар он макола чоп гардида буд фиристам вале тамоми макола иштибохан фиристонида шуд.

    Comment by Sadriddin | 09.02.2010 | Reply

    • Ташаккур аз Шумо, Садриддини азиз, кори хубе кардед. Мехондаму механдидам, пас “газидааст”.

      Comment by aioubzod | 09.02.2010 | Reply

  26. Р.Масов (академик): О термине “узбек” (“озбак”) встречается множество противоречивых суждений. К вопросу образования Узбекской ССР 11:13 12.02.2010 РОДИВШИЙСЯ НА ГЛАЗАХ ИСТОРИИ (К вопросу образования Узбекской ССР) Оценке национально-территориального размежевания 1924 года на территории Средней Азии в советской историографии придавалось второстепенное значение, хотя это событие по своей значимости явилось далеко неординарным решением одной из узловых проблем нашей общей истории, коренным образом изменившим на многие годы исторические судьбы народов региона. Причина такого отношения исследователей истории, особенно представителей историко-партийной науки, заключалась в том, что в тот период были допущены серьезные, можно сказать, роковые просчеты. Если об этом впоследствии и говорилось, то лишь в общих чертах и только в положительном смысле, в рамках партийно-идеологической, политической допустимости и строгого соблюдения неразглашения всего тайного, что имело место на самом деле. Все архивные материалы по этой теме длительное время находились под неукоснительным запретом, с грифом “Совершенно секретно”. Они оказались в поле зрения историков уже после развала СССР. Однако и до сих пор гласно не все важные документы еще рассекречены. Но и тех, что были разрешены для обозрения, оказалось достаточно, чтобы исследователи смогли объективнее и глубже раскрыть суть и значение этого, так и не завершенного до конца, национально-территориального раздела. Вместе с тем, труды, опубликованные в 90-х годах прошлого столетия и в начале XXI века на основе используемых впервые секретных архивных документов, как очевидно, серьезно задели, даже обеспокоили правящую политическую элиту Республики Узбекистан. Ее раздражение и недовольство вылились против тех, кто впервые назвал истинных виновников трагической, несправедливой акции, совершенной более 80 лет назад. Впрочем, такая реакция была вполне объяснима. Сама идея национально-территориального размежевания в Средней Азии, образования новых национальных республик и областей, их включения в состав единого государства − СССР имела историческое, эпохальное значение мирового масштаба. Но столь сложная, важная задача была осуществлена скоропостижно, без тщательного изучения этногенеза народов, племен и многочисленных родов, различных слоев населения региона. Все решалось наскоком, форсированно, по принципу “Начнем, а затем будет видно”. Мол, если что-то не получится, позже поправим, изменим, восстановим и т. д. Все же, не сумев разом добиться положительного результата, в дальнейшем к новому рассмотрению этого вопроса уже больше возвращаться не стали. Между тем, несовершенство проделанной в 1924 году Центральной Комиссией работы, итоги которой порождали множество недовольство, споров, которые возникали в процессе ее осуществления и после. То что такие факты имели место был вынужден признать еще даже председатель Среднеазиатского бюро ЦК РКП(б) И. А. Зеленский: “Первые шаги, которые мы сделали − это работа по национальному размежеванию, по созданию национальных республик, проделанная нами, эту работу мы провели вчерне, здесь еще много недоделанного, эта работа проделана топором “1. В процессе обсуждения и определения наименований будущих союзных, автономных республик и областей были высказаны различные мнения и предложения, особенно в отношении термина “узбек” и названия создаваемой в связи с ним республики − Узбекская ССР. Общеизвестно, что нынешние узбеки, как народ и как государственное образование, появились только благодаря советской власти. Исторически и этнически − по сравнению с другими тюрко-монгольскими родами и племенами − узбеки никогда прежде не существовали. Получив свое наименование от имени чингизида Озбакхана − предводителя Золотой Орды, они стали называть себя “озбаковцами”, то есть поданными хана Озбака. Позже они получили известность как “озбаки”, или в русском правописании − “узбеки”. Кстати, у персоязычных народов они до сих пор именуются термином “узбаки” − от этнонима “озбак” До своего подданства Озбакхану озбаковцы (озбаки) являлись обычным степным населением общего даштикипчакского сообщества племен, из которого впоследствии выделились казахские джузы. А самими озбаками во главе с другим чингизидом − Шибанидом в конце XV века была завоевана Средняя Азия. Как достоверно выяснено, история происхождения этнонима “узбек” связана с даштикипчакскими родоплеменными объединениями, подвластными Озбакхану (1312-1340 гг.), прямому потомку Джучи2. Озбакхан стал популярным среди остальных Чингизидов тем, что был правоверным мусульманином и первым из потомков Чингизхана ввел для жителей своего улуса ислам. Этим самым он оказался известным не только среди своих поданных, но и в мусульманских странах, в которых ислам был господствующей религией. Его авторитет и харизматические качества импонировали соплеменникам, и они стали называть себя “озбаковцами”. Таким образом, термин “озбак” (“узбек”) вошел в оборот именно при Озбакхане и, следовательно, его происхождение связано с личностью этого правителя. Совершенно прав академик А. А. Семенов, который еще более полувека назад писал: “Тюрко-монгольские кочевники Ак-Орды были отборными воинами-конниками. Они-то, по-видимому, и были главной частью золотоордынского войска. Их-то сначала (?) и называли “узбекианами”, “узбековцами”. Постепенно термин “узбекќ” сменился термином “узбек”, который и стал собирательным именем для целой группы тюрко-монгольских племен Ак-Орды”4. Далее академик А. А. Семенов приходит в выводу, что “узбеки” своим этническим и государственным названием обязаны персоязычным народам, прежде всего, таджикам, которые внедрили среди поданных Озбакхана ислам, одновременно с таджикским языком. Он пишет: “Дело в том, что термины узбекќ, узбекиан, т. е. узбеков (узбекский) и узбековцы употребляли только заграничные персидские авторы по отношению вообще к войскам Узбек-хана, совершенно не разбираясь в их племенном составе. И термины эти только персидские и таджикские и чтобы именно от них произошло слово узбек в народной тюркской массе, надо допустить невероятное предположение, что или обе эти формы свойственны также тюркским языкам или же, − что все население Ак-Орды и других частей Джучиева улуса говорило на персидском или таджикском языке”5. Ради беспристрастности следует отметить, что и в письменных источниках, и в записях придворных летописцев о термине “узбек” (“озбак”) встречается множество противоречивых суждений, но достоверность точного времени появление самоназвания “озбак”, “узбек” уже никак невозможно установить. Тем не менее, связь этнонима “узбек” с именем Озбакхана (Узбекхана) не вызывает никаких возражений. Хотя А. А. Семенов в своей работе “К вопросу о происхождении и составе узбеков Шайбани-хана” дипломатично избегает прямого утверждения, что этноним “узбеки” происходит именно от Озбакхана (Узбекхана). Тогдашнее руководство Узбекистана требовало от А. А. Семенова, работавшего в системе Академии наук этой республики, чтобы он излагал историю узбеков в связи с установками ЦК Компартии Узбекской ССР, который стремился предоставить свое прошлое происхождение более древним, чем оно было на самом деле − от своего примата, родоначальника Озбакхана (Узбекхана). После Озбакхана этноним “озбак” (“узбек”) стал ассоциироваться с представителями новой плеяды тюрко-монгольских династических лидеров, которые по своему происхождению восходили не к Озбакхану, а к монгольскому князю Шибаниду, младшему сыну Джучи6 . Сохранившиеся до наших дней письменные источники, а также проведенные учеными исторические изыскания показывают, что “общее число ушедших из степи тогда, в начале ХVI столетия, в Среднюю Азию кочевников Дашти Кипчака достигало 360 тысяч человек. Уход Шибанидов со значительной частью кочевых племен узбекского улуса с территории, занимаемой современными Казахскими степями, послужил причиной переноса термина “узбек ” в покоренные ими области Средней Азии. Однако еще долгое время в Средней Азии название “узбек” оставалось только за теми родами и племенами узбекского улуса, которые вместе с Шибанидами пришли в Мавераннахр. Даже в XIX столетии в самих среднеазиатских ханствах термин “узбек” употреблялся редко, обычно только в тех случаях, когда узбека (т.е. “даштикипчакца” по происхождению) нужно было противопоставить представителю иной этнической или социальной группы, например, таджику, сарту (так называли тогда в большинстве районах Средней Азии говорившее по тюркски городское население) или чагатаю (так по имени Чагатая, второго сына Чингиз-хана, сама себя называла в то время часть населения Средней Азии). Объединяющим этнонимом на территории в границах современного Узбекистана термин “узбек” стал лишь в ХХ веке, после формального разделения Туркестана (Средней Азии) на национальные республики. Так что история современного узбекского народа не тождественна с историей его имени. И это следует помнить”7. Тюрко-монгольские кочевые племена и роды генетически и исторически были расположены к стихийному объединению и распаду. Характерной особенностью кочевого населения было то, что его образ существования, хозяйственная деятельность, быт и нравы, постоянная смена мест обитания не позволяли вести оседлый образ жизни и создавать свои национально-устойчивые объединения, не говоря уже о каких-либо развитых государственных системах, культуре, городских структурах, аграрных методах ведения сельского хозяйства, которые являлись традиционными для ираноязычных народов Средней Азии. Поэтому утверждение некоторых, так называемых “ученых” о том, что “узбеки” в прошлом (до образования Узбекской ССР) имели свою государственность во главе с известными одиозными фигурами и династиями, как Тимур и другие предводители кочевых тюрко-монгольских племен – Караханидов, Газневидов, Тимуридов, Шибанидов, Аштарханидов, Мангытов, откровенная ложь. Тем более, что руководители племен и родов, которые управляли Бухарой, Хивой и Кокандом, сами никогда не считали и не называли себя “узбеками”. Исторически достоверно известно, что и даже такой деспот, как Тимур, приходил в ярость, когда его происхождение связывали с кочевыми озбаковцами. Установлено, что все возникшие на территории Средней Азии – до татаро-монгольского нашествия – государственные образования были “со смешанным тюрко-иранским населением”8, которое к “озбакам” никакого отношения не имело. Естественно, что тюрко-монгольские племена, в том числе и современные узбеки, имели и ныне сохраняют общие кровные, расовые и языковые корни. И если исходить из позиций панузбекизма, то тюркоязычное население Средней Азии и Казахстана, да и другие тюрко-монгольские народы на территории России, Монголии, Афганистана, Турции также могут считать своими все прежние в среднеазиатском регионе средневековые феодально-деспотические режимы. Однако ни общие признаки происхождения, ни внешне приобретенная религиозная общность не могли их удержать от устремления, согласно приобретенному в течение веков инстинкту, к развязыванию кровавых и опустошительных войн, что и имело место на протяжении всего средневекового времени, вплоть до присоединения Средней Азии к царской России. Из многочисленных источников и литературы известно, что в результате вторжения на земли автохтонных индоевропейских и ираноязычных народов Средней Азии из пределов Кипчакских степей, Алтая и Сибири тюрков и племен татаро-монгольского сообщества вся экономическая и культурная жизнь региона оказалась практически почти прерванной на длительное время. История ираноязычных народов Средней Азии, в том числе и таджиков после распада Государства Саманидов и вплоть до Октябрьской революции 1917 года, состоит лишь из событий сопротивления опустошительным набегам кочевых племен, грабежам и разрушениям, попрания с их стороны человеческого достоинства. Поэтому к началу новейшего периода истории – первой четверти ХХ века на территории Средней Азии сохранялись многие характерные черты первобытной, рабовладельческой и исключительно феодальной общественно-экономических формаций. Причинами подобной исторической аномалии в истории народов региона являлись длительное жесточайшее обращение, террор по отношению к исконному, оседлому городскому и сельскому населению представителей тюрко-монгольских родовых и племенных династий. В российской дореволюционной историографии, официальных государственных и партийных документах первых лет советской власти можно встретить выражение “народ узбеков” а не “узбекский народ”. Такая формулировка сама по себе свидетельствовала о том, что в момент образования Узбекской ССР под общее название “народ узбеков”, на ее территории к бывшим “озбаковцам” были присовокуплены все другие тюркоязычные, татаро-монгольские племена и роды. И не только они. В этот конгломерат оказались включенными и отуреченные таджики − “сарты”, которые еще не были полностью тюркизированны. В результате такой “комбинации” и был сконструирован в единое целое “народ узбеков”, составленный из представителей различных племен, родов. Тогда же в оборот и был запущен новый этноним − “узбеки”, к каковому причислили родственные озбакам по языку и происхождению племена, хотя в отдельности они могли бы образовать свою государственность, соответствующую их собственному этнониму, самоназванию, как это произошло, например, с киргизами, казахами, туркменами, каракалпаками, кара-кыргызами. И такое же право имели локайцы, кунграды, минги, юзы, барласы, катаганцы, карлуки, многие другие большие и малые по численности племена, которые вторглись в Среднюю Азию даже раньше “озбаковцев”. Поразительно, что во всех учебниках для средних школ, высших учебных заведений Республики Узбекистан и публикациях по истории народов Хивинского, Кокандского ханств и Бухарского эмирата все тюркоязычные этнические племена представляются как узбекские. На самом деле правители, кланы и режимы этих территориальных образований к узбекам имеют очень отдаленное отношение, кроме лишь общего тюркского языка и достаточно определенного родственного и расового происхождения. Поэтому включение официально всех их в единый узбекский народ и в единое национальное государство явно противоречило этнической самоидентификации. Узбекская ССР появилась “как территориальная смесь исторически малосвязанных этносов, объединенных только политической силой”9. И произошло это, как очевидно, не на основе естественно-исторического становления и саморазвития “узбеков” к тому времени, а волевым решением по преобразованию бывшего Туркестана в новое искусственное административное формирование. Образованием Узбекской ССР в какой-то степени удалось утихомирить пантюркистов, стремившихся к объединению представителей всех тюркоязычных народов, племен, родов в единую Туркестанскую ССР. Однако создание подобного объединения вовсе не входило в планы центральной власти по национально-территориальных образованиям, так как исключало возможность появления новых национальных союзных и автономных республик. К тому же, центральные партийные и советские органы уже имели горький опыт с Туркестанской АССР, Бухарской НСР и Хорезмской НСР, после образования которых между руководством этих республик начались ожесточенная борьба и грызня, проявилась групповщина по национальному, родовому и племенному признаку во главе с политическими лидерами и элитой тех же этнических тюрков − казахов, узбеков, туркменов, киргизов, каракалпаков. Для появления именно Узбекской ССР имелись серьезные политические и идеологические причины внутреннего и внешнего характера. К тому подталкивали центр сторонники создания на территории Казахстано-Среднеазиатского региона единого, так называемого Туркестанского государственного формирования со всеми его независимыми атрибутами− Туркестанской коммунистической партией, Туркестанской Красной Армией, самостоятельным государственным бюджетом. Это было задумано османскими, татарскими и башкирскими пантюркистами, которые стремились присоединить к такому объединению другие тюркские территории − и не только Средней Азии, но и Казахстана, Кашгарии, Афганистана, Ирана и России. С таким названием “Туран”, или “Туркестан”, оно должно было на самом деле противостоять России. Под благовидным лозунгом “распространения социализма на всем Востоке” ставилась далеко идущая цель реализации коварного плана превращения Туркестанской республики в плацдарм для объединения тюрков от Турции до Сибири. Прикрываясь предлогом революционного пробуждения колониальных народов Востока к активной борьбы, осуществления у них социальной революции, последователи пантюркизма в лице джадидов, представителей верхушки мусульманского духовенства, некоторых местных руководящих партийных и советских функционеров региона требовали от центра создания единой, неделимой Туркестанской ССР на основе объединения всех территорий Средней Азии, на которых проживали тюркоязычные народы, с присоединением других родственных народов, находящихся за пределами региона. Предлагалось предоставить этой республике полную независимость от центра в ее внутренних и внешних отношениях, создании самостоятельных государственных структур. Считая, что Туркестан (в соответствии с его названием) − это край, населенный тюркоязычными этносами, пантюркисты совершенно игнорировали наличие в Средней Азии других народов, в первую очередь, таджиков. Определенная часть партийных и советских работников из числа местных националистов во главе Т. Рыскуловым пыталась отстаивать взгляды о том, что деление населения Туркестана по национальному признаку на узбеков, таджиков, туркменов и киргизов является искусственным и что якобы существует единая “тюркская” нация. Турккомиссия и Туркбюро ЦК РКП(б) решительно отвергли попытки создания “Тюркской республики” и “Тюркской компартии”. Естественно, что такую бредовую идею центр не мог подержать в силу ряда политических, культурных и экономических причин, решение которых Туркестанской республике без помощи Российской Федерации было бы невозможным. И, прежде всего, ей не удалось бы сохранить свою внутреннюю и внешнюю безопасность, о чем уже свидетельствовали события периода гражданской войны в Средней Азии, иностранная военная интервенция и внутренняя контрреволюция. Вместо формальной, ничем неподкрепленной, самостоятельности центром было предложено заменить фиктивную независимость на реальную внутреннюю автономию в отношении языка, культуры, юстиции, силовых органов, других структур народно-хозяйственного значения для вновь образуемых в составе СССР национальных республик. В ответ на записку В. И. Ленина от 22 сентября 1922 года И. В. Сталин писал: “Мы переживаем такую полосу развития, когда форма, закон, конституция не могут быть игнорированы, когда молодое поколение коммунистов на окраинах игру в независимость отказывается понимать как игру, упорно признавая слова о независимости за чистую монету и также упорно требуя от нас проведения в жизнь буквы конституций независимых республик”10. Для бесконфликтного решения взаимоотношений между центром и национальными окраинами требовалось образовать пусть даже фиктивные, но независимые республики, непосредственно входящие в состав Союза ССР. Этим самым можно было успокоить “национал-коммунистов”, удовлетворить их амбициозные устремления иметь самостоятельную государственность в составе СССР. Другие варианты − в форме автономных областей, республик, краев их − не устраивали. Иначе бы “национальная” стихия сработала бы не на пользу единства СССР, а наоборот − на раскол партийных, советских государственных органов, как в центре, так и на местах .11 Поэтому руководство и высшие партийные органы центра были категорически против первоначально выдвинутого проекта образования на территории Средней Азии одной-единственной “независимой” республики − Туркестанской. В результате определенных этно-лингвистических “комбинаций” выход из тупика был найден. Вместо большого и мифического “Туркестана”, который вообще не существовал до присоединения Средней Азии к России, было решено образовать несколько малых “Туркестанов” по этническому принципу населения, которое в то время далеко еще не сформировалось даже в народы, не говоря уже о нациях. Исходя из соображений окончательной ликвидации феодально-деспотических режимов в Средней Азии в процессе создания новых национальных общностей, советская власть, ЦК Коммунистической партии страны категорически были против, чтобы образованные при этом союзные республики носили старые наименования, связанные с названиями “Бухара”, “Туркестан”, “Хива” и “Хорезм”. Их существование создавало бы почву для сохранения и усиления идеологии пантюркизма и панисламизма не только у руководителей советских и партийных органов этих республик, но и их населения. Еще до окончательного национально-территориального раздела возник ряд трудностей с названием будущих национальных образований. Лишь наименования республик − Киргизская (Казахская), Кара-Кыргызская, Туркменская, Таджикская и ряда автономных национальных областей не вызывали возражений этнического характера. Спорным было название национальной республики, образуемой на основе объединения территорий Туркестанской АССР, части земель БНСР и ХНСР. Различные наименования предлагались и не только членами Центральной Комиссии по национально-территориальному размежеванию, но и сторонниками националистических, политических движений пантюркистского, джадидского и религиозного толка. Так, “отдельные представители движения джадидов занимались активным поиском и всемерной пропагандой общего для всех тюркских народов и языков названия (тюрк, туркестанец, чагатай и др.) вместо наименования “сарт””12. Между тем, сарты, как уже было отмечено выше, в большинстве своем являлись тюркизированными таджиками. Однако подобные этнические термины для названия будущей Узбекской ССР по разным причинам не получили одобрения. Решено было согласиться с предложением общим для всего населения республики наименованием − “узбеки”, а ее назвать Узбекской ССР. Но против этого были многие местные партийные и советские работники, выдвигавшие радикальные проекты размежевания Туркестанской АССР. Так, например, “группа делегатов XXII съезда Советов Туркестанской Республики от Ферганской области в письме на имя ЦК РКП(б), СредАзбюро и ЦК Компартии Туркестана предлагала выделить особую автономную область Ферганы с непосредственным подчинением РСФСР”13. Как видно из анализа материалов объединенного заседания Средазбюро ЦК РКП (б) от 29 апреля 1924 г. еще на первом этапе подготовки национально-территориального размежевания поднимался вопрос о целесообразности образования не только Таджикской автономии, но и союзной (независимой) республики. Против несоответствующего реалиям объединения выступили многие политические лидеры и племенные вожди Хорезмской Народной Советской Республики, Ферганской долины и других гомогенных территорий, которые не хотели принимать новый этноним, исторически и этнически лишающий их сложившихся веками племенных и родовых названий. В этой связи центральными и местными советскими и партийными органами были введены принудительные меры, чтобы все многочисленные тюркоязычные племена, роды, а также таджики и сарты, которые по своей численности составляли абсолютное большинство жителей Средней Азии, приняли узаконенный СредАзбюро ЦК РКП(б) для населения образованной республики новый этноним − “узбек”. Было дано указание при проведении переписи населения и в статистических материалах название “сарт” заменять на термин “узбек”14. Статистическим работникам, а при переписи − счетчикам строго вменялось исключать слово “сарт” и другие племенные и родовые названия и заменять их на единое для всех обозначение − “узбек”. Поскольку на ассимиляцию представителей исконных народов, включенных в состав Узбекской ССР, − тюркоязычных племен и родов, а особенно таджиков и сартов, требовалось длительное время, то в оборот были введены понятия: “кочевой узбек” − для первых и “оседлый узбек” − для вторых, то есть для коренных таджиков и сартов. Вместе с тем, компетентным органам советской власти в период проведения национально-территориального размежевания уже были известны исследования дореволюционных русских, российских и местных этнографов в определении родоплеменной квалификации и категоризации тюрков, представителей тюрко-монгольского родоплеменного населения Средней Азии. По этнической характеристике среди большого числа изученных племен, родов не было так называемых “чистых узбеков”, проживающих компактно, на определенной территории, как например таджики, казахи, киргизы и др. Все это порождало большие сомнения и острые споры о названии нового образования на территории бывших Туркестанской, Бухарской и Хорезмской республик. Из других народов и племен региона, кроме “узбеков”, также не имевших естественно-исторического сложения, в то время самой крупной по численности (около двух миллионов человек) групп населения были тюркизированные таджики − “сарты”. В результате долгих споров и дискуссий ученых − востоковедов, этнографов − и местных знатоков так и не удалось определить этническую историю этой категории жителей. Как оседлое население городов и сельской местности Средней Азии, сарты считались таджиками, которые в результате длительного проживания среди многочисленных тюркоязычных кочевых племен должны были подлежать естественной ассимиляции и которые общались между собой на своеобразном тюркском диалекте, вобравшем в то же время немало таджикских слов. Многие из них говорили и на таджикском языке − в зависимости от места своего проживания и численного состава в нем таджикоязычного населения. Как представителей так называемого “бесхозного” континента, этих людей во время переписей населения 1920 и 1926 годов записывали “узбеками”. Они-то и составили основной костяк будущего титульного народа Узбекской ССР с новым самоназванием − “узбеки”. Тем самым, когда образовывали Узбекскую ССР, явно был нарушен этно-генетический принцип. Для обозначения общности населения на территории этой республики “архитекторами” национальной политики предлагались и другие альтернативные термины – “мусульманин”, который широко использовался в дореволюционный период в названии народов Средней Азии, “чагатай” − за принятие этого обозначения в особенности ратовали джадиды, а также − “тюрк”, “сарт” и “узбек”15. Под введенным в конечном итоге в обиход названием “узбек” было задумано объединить все тюркоязычные племена и роды Средней Азии с единокровным, одноязычным, единым происхождением. При этом деятельность Центральной комиссии по национально-территориальному размежеванию, других аналогичных органов облегчало то, что в регионе проживало небольшое тюркоязычное население под наименованием “узбеки”, которое стало оседлым под влиянием коренных таджиков, занимаясь сельским хозяйством, различными ремеслами, а также принявшим таджикскую культуру, быт, обычаи и т. д. Однако его численный состав в общем городском населении региона, особенно в таких крупных культурных и экономических центрах, как Бухара, Самарканд, Ходжент и другие города Средней Азии, в начале прошлого века выражался лишь мизерным процентом. Подводя итоги своей работы в течение 1922-1925 годов, Комиссия по изучению родового состава населения России и соседствующих территорий записала следующее: “Роды, проживающие в благоприятных условиях сохранения и развития самостоятельности (включая узбеков, независимо от того, входили ли они в состав указанных родов до перехода на оседлый образ жизни или нет), достигли уровня осознания своей самобытности, ощущения себя как национально своеобразной части населения”16. Однако к такой “национально своеобразной части населения”, как “узбеки”, ею были отнесены и хивинские каракалпаки, и ферганские кипчаки, и самаркандские и ферганские тюрки. Не обнаружив определенного контингента обособленно проживающих “узбеков”, Комиссия пошла на явный подлог, представив исторически несуществующими этническими “узбеками” лиц из других племен, родов тюрко-монгольского происхождения. Как надеялись члены Комиссии, никто не смог бы обвинить их в подтасовке и доказать, что эти лица не “узбеки”, ибо невозможно никакими антропологическими, расовыми признаками отличить друг от друга представителей тюрко-монгольской внешности, проживающих на территории Средней Азии. Естественно, кроме тех, кто в результате совместных брачных связей с таджиками и наоборот во многом изменился внешне − у таких метисов менее заметны тюрко-монгольские черты и другие характерные расовые отличия. Таким образом, общие выводы Комиссии по изучению родового состава не дали никаких доказательных результатов в поиске и подтверждении этнонима “узбек”. Да иначе и быть не могло. Найти среди монголов, тюрков, представителей других монголоидных народов “узбеков”, которые бы коренным образом отличались от своих собратьев, естественно, было бесполезным. Итоги деятельности Комиссии, ее заключения при определении статуса тюркоязычных племен и родов Средней Азии не предоставляли также однозначного объяснения на вопрос, следует ли их всех считать “узбеками”. В результате проведения национально-территориального размежевания в советской Средней Азии так и не было достигнуто создания однородных республик, что особенно видно на примере Узбекской ССР. Для осуществления такой идеи на практике руководителями этой республики с самого начала стала проводиться систематическая, целенаправленная деятельность на образование однородного мононационального объединения. Термин “узбек” закрепился позже, однако лишь документально, в отношении представителей всех племен и родов в результате их слияния в единый этнос, благодаря национальной политике советской власти и жесткой “узбекизации” со стороны самого руководства Узбекистана, проводимой все годы существования этой республики вплоть до наших дней. В итоге идентификация населения этой республики в осознании себя “узбеками” стала исторической реальностью. Таким образом современная самоидентификация узбекского народа − это результат старании советской власти на создание национально-государственного образования узбеков. И сегодня, вместе с тем, мы не можем не испытывать глубокого и искреннего уважения к первопроходцам – этнографам, краеведам, впервые изучившим проблемы происхождения и расселения, а также занятия, нравы и традиции, отношение к религии, семейную жизнь населения Средней Азии до и после присоединения ее к России. В этом отношении особо следует отметить исследования А. Д. Гребенкина, его многочисленные работы, посвященные оседлым и кочевым народам Средней Азии. Хотя им, были допущены серьезные ошибки в определении естественно-исторического происхождения этнонима “узбек”. Хорошо известно, что после присоединения Средней Азии к России, вплоть до образования в 1924 году Узбекской ССР, исследованные А. Д. Гребенкиным представители таких племен, как минги, тюрки, найманы, уйшуны, сараи, катаганы, мангиты, багрины, юзы, кырки, ктаи, кипчаки и другие, не могли называть себя “узбеками”. Более логичным и естественно-историческим для них было бы именовать себя “кипчаками” или “тюрками”. Как обобщенное название всем этим тюрко-монгольским кочевым племенам подходило бы слово “тюрки”, что и было использовано после присоединения региона к России и образования “Туркестанского”, а не “Киргизстанского”, “Узбекистанского”, “Казахстанского” или “Туркменистанского” края. Кстати, и ираноязычные народы именовали эти племена “тюрками”, о чем свидетельствует вся средневековая литература на персидском языке. Последние тюрко-могольские династии, которые властвовали на территории Средней Азии, представляли такие крупные кочевые племена как мангиты − Бухарский эмират, кунграты − Хивинское ханство, минги − Кокандское ханство. Правители этих образований ни себя, ни своих подданных также не называли “узбеками”. Что касается современной самоидентификации тюркоязычных народов, племен и родов – это не “изобретение” Российской империи или российских ученых−историков и этнографов высочайшего класса, а результат исключительно правильной национальной политики советской власти, направленной на создание национально-государственных образований для бывших кочевников, которые прежде таковых не имели. Это и вполне понятно, так как кочевники сами не могли создавать государства в полном смысле этого слова, они просто довольствовались захватом чужих. Управлению государствами, образованными оседлыми народами, они учились у покоренного населения, находившегося в экономическом, культурном и других отношениях на более высокой ступени. И порой “ученики” в этом плане превосходили своих “учителей”. Талант руководить государством, развивать культуру, искусство и науку лицами из числа представителей бывших кочевников особенно раскрылся как в советское время, что было видно на примере бывших союзных республик, так и сегодня − в новых образованиях на постсоветском пространстве. В заключение следует еще раз подчеркнуть, что узбеки, как народ, сформировались именно за годы советской власти. История их становления и развития берет свое начало с 1924 года, после национально-территориального разделения Средней Азии. В результате известных этнических манипуляций на карте этого региона появилось не естественно, а искусственно созданное государственное образование − Узбекская ССР, ныне признанное мировым сообществом государство − Республика Узбекистан. Все суждения о том, что известные протогосударственные образования на территории Средней Азии до советского периода были узбекскими − чистейшей воды вымысел политиков и беспринципных “ученых” Узбекистана, не желающих признать очевидную историческую правду. А тот факт, что несколько десятков родов и племен волевым решением оказались объединенными в народ под общим наименованием “узбеки”, лишь осложнил проблемы этих малых народностей, как в процессе, так и после национально-территориального размежевания, подтолкнул и другие государственные образования к включению представителей тех же племен и родов в состав своих титульных народов. При этом сами тюрки не были пассивными, безучастными наблюдателями процесса национально-территориального размежевания в Средней Азии. Известно, например, что часть тюрков Ферганы, а также тюрки других регионов выражали желание быть в составе Кара-Киргизской автономной области. А вопрос о кипчаках и кураминцах уже в 1924 году стал причиной спора между Казахстаном и Узбекистаном. Позже инициатива вопроса о кипчаках перешла к Кара-Киргизской автономной области, явившись, наряду с проблемами ферганских тюрков и каракалпаков, источником ее острых этно-территориальных споров с Узбекистаном17. После образования Узбекской ССР отказались быть в ее составе таджики Канибадама. На встрече с Председателем ЦИК СССР М. И. Калининым канибадамцы выразили просьбу придать их району статус “автономии” или присоединить его к Таджикской АССР. Многие народы (в основном племена и роды), а также население таких известных древних географических и культурно-экономических центров, как Хорезм, Хива, не захотели входить в новое государственное объединение под названием Узбекистан. Национально-территориальное деление Средней Азии потребовало проведения формальной административной демаркации и делимитации образованных республик, перекраивания карты региона. Как уже отмечалось выше, в итоговом документе Центральной Комиссии по размежеванию говорилось о возможности позже возвратиться к исправлению ошибок, допущенных в результате разделения Средней Азии по национальному, историческому и другим признакам. Но этого не произошло, были лишь проведены отдельные частичные изменения в статусе некоторых автономных областей и республик. Позже, к середине 30-х годов прошлого столетия, были образованы новые национальные союзные республики, вошедшие в состав СССР самостоятельно, − Таджикская ССР, Киргизская ССР и Казахская ССР. Те же народы и племена, которые волевым методом ока

    Comment by Samandar | 13.02.2010 | Reply

  27. зались включенными в состав Узбекской ССР и которые составили основную массу населения этой республики, подлежали впоследствии всеобщей “узбекизации”. Методы силовой, а не естественно-эволюционной ассимиляции применялись особо в отношении коренного таджикского населения, оказавшегося на территории Узбекской ССР. Обещанные руководителями нового титульного народа права на свободное национально-культурное развитие в составе такого административного образования были полностью проигнорированы, и таджикам, основному населению этой республики, навязано новое этническое название − узбеки. И все это в “благодарности” за то, что именно таджикская земля стала по настоящему колыбелью и родиной для современных узбеков, которые здесь в течение десятков лет жили и здравствуют сегодня, пользуясь всеми ее богатствами, культурным и самобытным достоянием таджикского народа.
    Свою государственность, самоназвание “узбеки” бывшие тюрко-монгольские кипчаки, “озбаковцы”, получили от советской власти и партии большевиков, за что должны быть признательными им на века. Всякие утверждения о том, что история “узбекского” народа и его государственности насчитывает более трех тысяч лет − миф, откровенная ложь и издевательство над реальной действительностью.
    Среди “отцов-основателей” узбекской государственности и ее первых официальных руководителей, как Туркестанской АССР, так и Узбекской ССР, не было ни одного этнического “узбека”. Так, Мустафа Чокай − кокандский кипчак, Мухамеджан Тынышпаев − найман, Серали Лапин − ферганский татарин, Турар Рыскулов − дулат, Юлдаш Ахунбабаев, председатель ЦИК Узбекской ССР, − ферганский уйгур, Файзулла Ходжаев − бухарский таджик, Абдулло Рахимбаев − ходжентский сарт.
    Такое положение в высших эшелонах власти Узбекской ССР наблюдалось на протяжении всего советского периода, вплоть до наших дней.
    Со школьной скамьи всем хорошо известно, что история − это прошлое человечества, народов, даже отдельных лиц, или законченный и уже более не повторяемый жизненный процесс общества. Сегодня, однако, находятся такие “борзописцы”, которые из-за конъюнктурных соображений и политико-идеологических установок своих хозяев целенаправленно забывают эти прописные истины.
    Такими “писаками” вся наша недавняя общая история перевернута с ног на голову, реальная историческая терминология заменена на слова и выражения, которые устраивают нынешнее руководство Узбекистана. Это, к примеру: “политика террора тоталитарного режима”, “политика русификации”, “попрание духовных ценностей”, “период тяжелых потерь, трагических событий”, “империя, насильно объединившая народы и страны”, “идеологическая засилья”, “высыхание Арала”, “установления монокультуры хлопчатника”. И все это в адрес советского времени нашей общей истории, когда Узбекистан превратился в одну из самых развитых республиках Востока.
    В своем нынешнем, безнадежном идеологическом и политическом положении, господа мифотворцы, нельзя обвинять историю советского общества.
    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Таким образом, роды или объединения под названием “узбеки” в истории кочевых тюрко-монгольских племен никогда не существовало. Вероятнее всего, как мы уже отметили, подобное наименование было связано с именем золотоордынского хана Озбака, а что касается Шибанидов, то они считали себя его преемниками.
    Как справедливо утверждает Валерия Андреева, “именно Шейбаниды на кончиках своих копий принесли в Среднюю Азию само название “узбеки”, которое не имело в то время никакого реального этнического содержания”18.
    В советской и современной узбекской историографии “узбекам” – Шибанидам, по сравнению с Тимуридами, не уделялось и не уделяется особого внимания, можно сказать, что очень редко упоминалось и упоминается об их истории, а также, о том, что “озбаки” появились в Средней Азии именно с приходом Шибанидов, точнее с их нашествием. Сам правитель “озбаковцев” – Шибанихан не совершал столь ужасающих действий, которые приводили бы в потрясение разные народы и страны. Тем не менее, после поражения Шибанихана в 1510 году в сражении с иранцами и его гибели, из черепа правителя “озбаковцев” был изготовлен обрамленный золотом кубок, из которого пили на торжествах в честь победы над ним. И оттого, что он оказался не таким “великим предком” Ислама Каримова, как хромой Тимур, о Шибанихане упоминали и упоминают
    предков президента Узбекистана.
    Подводя итоги своих изысканий по вопросу мифологизации вокруг этнонима “узбек” и термина “узбекская” государственность, Валерия Андреева пишет: “Вплоть до начала XX века ни в одном историческом источнике, ни в фиксированных сообщениях местных жителей четкого обособления и выделения узбекского этноса нет”19. Все исследователи, которые с самых древних времен, буквально с появления письменных сведений -китайских, арабских, персидских и даже тюркских, говоря о конкретных родах, племенах и группах кочевого населения Средней Азии – киргизах, казахах, туркменах, каракалпаках и об оседлых сартах, то есть о более поздних народностях, не называют ни рода, ни племени, ни определенных групп под названием “узбеки”.
    В числе “великих предков” современных узбеков их президент не упоминает Озбакхана, чьим именем определяли себя его подданные, проживавшие в узбекском улусе – Дашти-Кипчаке, откуда они во главе с Шейбаниханом вторглись в Среднюю Азию.
    Как известно из персидских источников, население Дашти-Кипчака, современного Центрального и Южного Казахстана, в XV-XVII вв. именовало себя как “казах-узбеки” или как “узбек-казахи”. После вторжения “узбековцев” на территорию Средней Азии оставшиеся в Дашти-Кипчаке племена стали именоваться просто “казахи”, гораздо позже, в XIX – первой половине XX вв., их называли киргизами, а современных киргизов – “кара¬киргизами”.
    Следовательно “исторические узбеки”, то есть прямые первопредки узбеков, которые себя теперь именно так называют, появились на исторической арене сравнительно недавно, или, как писал известный русский этнограф И. И. Зарубин, буквально “на глазах истории” и своим появлением – рождением они обязаны советской власти, которую нынешний президент Узбекистана с завидным постоянством обвиняет во всех прошлых и настоящих бедах узбеков. Законодательное формирование узбеков, как народа, произошло в 1924 году на базе неконкретного исторического рода или племени, носящего этноним, вокруг которого шел процесс некоего становления и развития, а собирательное, оформленное название бывших, много веков тому назад, “узбековцев,” было насильственно присвоено представителям многих других тюрко-монгольских племен, а также двухмиллионному в том же 1924 году населению Средней Азии, известному как оседлые сарты, то есть таджики.
    В итоге самоназвание “узбек” было распространено на всех тюркоязычных, да и нетюркоязычных жителей Средней Азии путем декрета, специального постановления Советского правительства и Коммунистической партии. К тому времени не было никаких исторических, этнических и других объективных данных для образования совершенно нового, пусть даже формального такого, объединения, как Узбекская Советская Социалистическая Республика
    (УзССР) в составе СССР. Очевидно, прав В. П. Юдин20, считающий, что узбековцы Дашти-Кипчака были всего -навсего обычным кочевым племенем, которое, как и многие другие, подобные им, исчезли бесследно, не сформировавшись в этнос. Вполне возможно, что бывшие “озбаковцьГ после кончины самого Озбакхана могли или раствориться в других племенах, принимая иное название, например, казахи, или попросту исчезнуть с исторической арены. Поэтому ни прошлых “великих предков”, ни “великих современников” у узбеков не было, если не считать самого Ислама Каримова, который упорно ищет для себя других достойных представителей его родословной. Но присваивать в свою когорту неких “великих предков” из числа известных в истории своей жестокостью и кровожадностью лиц из окружения Чингисхана – это, наверное, такая же нелепость, как считать Ислама Каримова продолжателем российской государственности после распада Союза ССР.
    Понятно, что за короткое историческое время правления чингизида – шибанида и затем в период советской власти этнос под названием “узбеки” сформироваться никак не мог. Как известно, роды, племена, а затем народы и нации формируются в течение одного тысячелетия и даже более, а не так, как это произошло с узбеками, то есть по специальному декрету или постановлению ЦИК СССР.

    ПРИМЕЧАНИЯ
    1. Туркестан в начале ХХ века: К истории истоков национальной независимости. Ташкент, 2000, с. 658.
    2. Этнический атлас Узбекистана. 2002, с. 271, 272.
    3. Там же, 271, 272.
    4. Семенов А. А. К вопросу о происхождении и составе узбеков Шайбани-хана: Материалы по истории таджиков и узбеков Средней Азии. Выпуск 1. Труды, том XII, Сталинабад, 1954, с. 4.
    5. Там же, с. 4.
    6. Этнический атлас Узбекистана. 2002, с. 271, 272
    7. Кляшторный С. Г. Султанов Т. И. Государства и народы евразийских степей. Древность и средневековье. Санкт-Петербургский филиал Института востоковедения Российской Академии наук. Санкт- Петербург, 2000, с. 211.
    8. Назарбаев Н. В потоке истории. Алматы, 1999, с.101.
    9. Там же, с. 198.
    10. Известия ЦК КПСС, 1989, №9, с. 198-200.
    11. Тетради по истории рабочего и революционного движения. М, 2006, с. 52.
    12. История коммунистической организации Средней Азии. Ташкент, 1967, с. 276.
    13. Койчиев А. Национально-территориальное размежевание в Ферганской долине (1924-1927 гг.). Бишкек, 2001, с. 32.
    14. Там же, с. 33.
    15. Там же, с. 34.
    16. Там же, с. 34.
    17. Там же, с. 45.
    18. Андреева В. Миф об узбекском государстве. Часть I: “Великие предки” и исторические фантазии Ислама Каримо-ва. http://www.Analitik.ru.
    19. Там же.
    20. По цит:. Андреева В. Миф об узбекском государстве. Часть 1: “Великие предки” и исторические фантазии Ислама Каримова. http://www.Analitik.ru.: Юдин В. П. Центральная Азия в XIV-XV1II веках глазами востоковеда. – Алматы, 2001. – С. 99.

    Автор –
    Рахим Масов,
    академик АН РТ

    передал – Абдулло Гафуров

    Источник – ЦентрАзия
    Постоянный адрес статьи – http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1265962380

    Comment by Samandar | 13.02.2010 | Reply

  28. Салому дурууд ба устоди азиз- Салими Айюбзод! Ин ч,ониб хамеша дуо мекунем, ки харгиз хасташавиро дар худ эхсос накунеду хамеша пайи офаридани маводу матолиби хондани бошед! Устод, хушбахтона ду нусха аз китоби “Каме латра” ба дасти ман уфтод ва яктояшро ба дусти шоирам- Абдувохиди Зевар тухфа кардам.Ун кас пас аз мутолиаи асар дар повараки китобатон чанд мисраъ навиштаанду хохиш карданд, ки ба Шумо расонам, албатта бо ичозаи Шумо…

    Абдувохиди Зевар (Маликов)
    Ман
    Киссаи “Хазору як сум”-и мухочиринро
    Ва
    Касидаи “шикастан-шикастан”-и парвозро
    Мехонам.
    Ва аз зогу зимистону девору дарахти бихи
    Номахои электрони мегирам.
    Ман
    Хамчун Ахмадшохи Масъуд
    Барои сулх мечангам,
    Аммо
    Арсаи мубориза
    Аз курпаи курокини хамсарам беш нест!
    Ва…
    Аз хондани “Каме латра”
    Ба шур меоям
    Ва
    “Осори мунтахаб”-и хазрати Аюбиро
    Сургуч хохам кард
    15-уми феврали соли 2010, аз суи Абдувохид навишта шуд.
    Нишонии пуштаи Абдувохид ин аст a_zevar@mail.ru

    Comment by Хилватшох,и Мах,муд | 17.02.2010 | Reply

  29. вы знали,что Международный день птиц отмечается ежегодно 1 апреля.
    В этот день в 1906 году была подписана Международная конвенция по охране птиц, к которой Россия присоединилась в 1927 году.
    По традиции в это время в ожидании пернатых развешиваются скворечники, синичники, гоголятники и прочие птичьи домики.
    вот

    Comment by ZZDavid | 02.04.2010 | Reply

  30. Фиристода бояд, ки доно бувад
    15.03.2010 | Пресс-служба СТР
    Ба идораи рӯзномаи «Таджикская газета» яке аз ҳамватанамон муроҷиат намуда моро бо мақолаи Сафири ҶТ дар ФР А. Достиев, ки пур аз туҳмату суханҳои побарҳавост шинос намуд. Ин мақола ҷавоб ба муроҷиати ҳақиқатҷуёнаи И. Холов ‘Фиристода бояд, ки доно бувад’ чоп шудааст. Баъдан, он ҷавонмарди шариф чанд шеър ва маводи чопии дигареро ба ихтиёри мо дод, ки албатта ба тадриҷ онҳоро манзури хонандагони гиромӣ хоҳем кард.
    Ва инак:
    Фиристода бояд, ки оқил бувад,
    На парвардаи кунҷи оғил бувад.
    Фиристода бояд, ки фозил бувад,
    На иғвогару шуру ҷоҳил бувад.
    Фиристода бояд, ки бошад кафил,
    Набошад шариру дурушту бахил.
    Фиристода бояд чароғе бувад,
    На торикие ҳайбаташ ҳамчу пил.
    Фиристодаро қалб бояд ба тан,
    На санге, ки бошад ба даъвои дил.
    Фиристода бошад чу оби зулол,
    Набошад касифу …палид ҳамчу гил.
    Баландовоза созад ҳаме миллаташ,
    На ин, ки бувад миллат аз ӯ ҳиҷил.
    Фиристода созад ҳалли чораҳо,
    На тадбиру андешаҳоро чигил.
    Фиристода бояд насозад гунаҳ,
    К-оқибат боз хоҳад узру пиҳил.
    Фиристода бошад ба тадбиру рой,
    На бадзоту бадкинаву фитназой!
    Азизи Ориёнфар,
    ш. Маскав, март с. 2010

    Comment by umed | 06.04.2010 | Reply

  31. Salom akai Salim.
    Man mehostam bisyor gapoi behuda dar injo nanavisam va ham vaqti shumoroham nagiram,hohish:aka kitobhoi bo zaboni tojiki navishtashudaro az somonahoi internet yane az kadom paydo kardan mumkin,azbaski mo dar horija meboshem bisyor mehostem kitobhoi bo zaboni modarii hudamon navishtashudaro ham paydo karda hondan va shunidam budem ki shumoham chand kitobero nashr kardaed hamunhoro az kadom somonahoi internet baroi paydo kardanash yordame mekarded, bisyor siposguzorem…

    Comment by Donishju | 12.04.2010 | Reply

    • Дуруд, дусти азиз,

      Хушхолам, ки хар кадоме шумо аз хар канори дуёнву аз хар гушаи Точикистон меохед, китобхои устодро пайдо кунед, бихонед. Аммо аксарияти шумо меохед, ин китобхоро дар шакли электрони дарёфт намоед. Дар холи хозир кумаке, ки карда метавонам, ин аст, ки шумо ба ин сафха http://www.khudshinos.freenet.tj/kitobkhona.html саре бизанед ва хатман китоби Сад ранги сад соли устод Аюбзодро пайдо мекунед. Бо ташаккур аз хар кадоме шумо, Каюмарс

      Comment by Каюмарс Ато | 01.06.2010 | Reply

  32. Bo durudhoi bepoyon
    Bisyor hushpisand ast ki mebini boz ham odamone hastand, shoyad dar berun az davlat hayot basar mebarand sohibi darhoi
    umed gashtaand va oyandaro hush mebinand in hudash yake az nuqtahoi hub baroi mo javononi imruza meboshad.Fikri hudam yo ehsosoti hudro dar injo izhor kardan mehostam hamai in
    imruza mushkilotu hursandie ki dar qafoi hud yak chizro bisyor takid mekard tojikon dar kujoe naboshad muttahid shudan,dasti yoriro daroz namudan,dustdori watan budan va ba oinu odobi hud ehtirom guzoshtan,zaboni hudro hifz namudan ast,inhoro tojiki dar horija hayotburda bisyortar his mekunad va tashnai in masala ast.

    Mavzuro dar borai az watan berun budagon rafta istodaast in chizro boyad faromush nakard har millate ki naboshad avval zabon urfu odat,az tarihu farhangi hud ogoh naboshad baroi vay baroi talabi ilm safar ba horija kardan mushkilihoi ziyodero dar hud meorad,sababi taqlidkuni ba digar halqho va onhoro az millati hud baland donistan megardad,shoyad in mashaqqatro na hama kas his karda tavonad,yoki darki in mavzu boshad.In yak nuqtai nazari hamchun javone bud mumkin ishtibohe karda bosham isloh va fikri shumoyonro shunidan mehoham.

    Akai Salim ba shumo chihel arzu siposi hudro bayon namoyam namedonam,yak habari hush doram vaqti man in somanai shumoro paydo namudam hama navishtai maqolahoyatonro yak ba yak az chashm guzaronida ba hud yak kamtare boshad hamchun ibrate giriftam va dar hayoti javonii hudam istifoda mekunam.Bo yak hulosa guyam in somonai shumo ba hissi watandustii man quvvae bakhshid.Dar ohir mekhostam tabrikoti maro qabul farmoed hamesha dar kujoe naboshed sarbalandu komyob va sihat salomat boshed!!!
    Maqolahoi nawu purmashaqqati shumoro mo intizorem,yake az mukhlisu dustdori shumo akai SALIM…

    Comment by Peace&Love | 18.04.2010 | Reply

  33. Дуруд бар устоди азиз Салим Аюбзод!
    Банда хамеша аз навиштачоти шумо истифода мекунам ва аз шумо ба хотири захматхое, ки барои бедории миллат дар ин чода мекашед, сипосгузори мекунам ва бароятон муваффакиятхо хохонам.
    Аз шумо эхтиромона хохиш мекунам ки агар имконият дошта бошед яке аз ин ду сомонаи бандаро дар сомонаи худ пайванд (линк) медодед.
    http://qurontj.weblogdehi.com
    http://islomtj.blogfa.com

    Муташаккирам!!!

    Comment by Одинамухаммад | 27.05.2010 | Reply

  34. Салом Бародар
    Ин чо масъала хаст ки аз Шумо ёри пурсиданиам. Ман барномасоз буда барномаи тафтиши тарзи дурусти навишти калимахои забони точики (Проверка правописания) ва тахлили автоматии морфологии калимахои забони точики(автоматичиский морфоанализ)-ро ба итмом расониданиам. Мехохам, ки натичаи кори худро бо асархои Устод Сотим Улугзода тафтиш кунам, аз ин ру ниёз ба матнхои электронии онхо дорам. Агар сурогае интернетие медонед ва ё дар ин чода маслихате медихед аз шумо хеле муташаккир мешудам. Бо эхтиров Зариф Довудов

    Comment by Зариф | 05.08.2010 | Reply

  35. Салому паёми гарму чушон аз номи худам ва аз номи як гурух мухлисони шумо аз нохияи Спитамен! Камина кариб хамаи матлабхои шуморо дар компутар китоби карда як дона брошюра чоп намудам ва акнун он даст ба даст рафту дигар хеч не баргардад ). Акнун хамаи шахсони онро хонда ба шумо паём мефиристанд ва солхои дар “Чароги Руз” кор карданатону даст ба даст гаштани шуморахои он ва аз сабаби маколаи шумо гурехта рафтани чанд дуздони мансабдорро ба хотир меорем. Афсус ки акнун мансабдорон саросар дузду хакки мардумхуранду касе наметавонад пишакашонро пишт гуяд. Хайр замона ба хамин рузхо расидааст…

    Comment by Nabizoda | 19.08.2010 | Reply

  36. Salom barodar man dar donishgohi Masaryk (Brno) tahsil doram vale harchand justuju kardam yagon hamvatanero daryoft karda natavonistam. Chandone ki man ittilo doram shumo niz dar Chekhjiya hasted. Agar tavoned surogai maro ba digar tojikini mukimi in jo dihed to rashtai dusti ba eshon bipaivandam.
    Mutashakkiram.
    Zarif Dovudov
    zarif_dovudov@mail.ru
    Brno

    Comment by Zarif | 20.10.2010 | Reply

  37. Salom ustod Salim,
    maqolahoi shumo dastrasi hazorho xonandaho megardad. shumo dar borai donishjuyone ki ba vatan boyad bargardonida shavand maqola namenavised yo navishtani nested? muhimtarin va jushon mavzu dar bayni javononi tojiki dar xorija tahsil mekardani meboshad.
    1. oyo davlat mablagi sarfkardayi donishjuyonro medihad?
    chunki shaxsan kasero medonam dar saudi Arabia ki dar kursi seyum mexonad va to hanuz 5-hazor dollari amrikoyi sarf kadraast, hanuz du soli digar baroi xatm kardan doran, vale uro pesh karda istodaand. Hozir vay, na faqat 5-hazor dollarash mesuzad, hamchunin 3-soli xondaash.
    2- oyo to hanuz yagon dalele yoft shudaast ki voqeahoi noxushi rasht va digar voqeahoi terroristiro ba donishjuyoni dar xorija xonda payvast kunad?
    3-oyo in zidi demokratiya va huquqi shahrvandon nest ki onhoro majbur ba xona kashida biyori az tahsil?
    4-oyo dar muqobili onhoro majbur kashida bargardondan va vatan, ba onho yagon imtiz doda meshavad yo in ki onho ham ba rossiya korkuni meravand?
    va digar savolho….

    tashakkur. man dar facebook bo shumo rafiq hastam.

    Comment by Tojike az Khorija | 22.12.2010 | Reply

  38. Салом ман Рустам, мехостам бо Шумо хамкори кунам , сомонаи ман http://www.rustam.okis.ru
    Мехостам маводхои Шуморо ба сомонаи худ чойгир кунам Шумо рози хастед?

    Comment by Rustam | 05.03.2011 | Reply

  39. шумо ба Слими Аюбзод бовари доред у алакай дар яке аз нохияхои чануби ТОЧИКИСТОН хамчун Салими Аюбэод дуруггуи модарзод номбари мекунанд.Ман мисол меорам мучохидин дар яке аз нохияхои чануб сархадро убур кард радиои Озоди хамчунин Слими Аюбзод эълон дошт ки нохия тахти тасаруфи мучохиддин аст ин мардумфиребии руи рост буд холо он ки мучохиддин зери тирборони дахшатнок карор дошт

    Comment by Харат | 04.04.2011 | Reply

    • Раҳмат бар падарат, Харати азиз! Ҳар кӣ моро ёд кард, эзид мар ӯро ёд бод! Аммо нагуфтӣ дар кадом деҳа ва ин хабар аз кадом сол аст. Оё ман аз ҷои воқеъа инро гуфтам ё ба нақл аз ягон манбаъ? Кадом муҷоҳидин? Хуб, муҳим нест. Ташаккур, ки меҳмони кошонаи шахсии банда шудӣ.

      Comment by aioubzod | 05.04.2011 | Reply

  40. Салом устоди гиромй!
    Матлабхое, ки дар торигори хеш чой медихед, хеле аз он шод мешавем ва онро хар лахзаву хар соат мутолиа менамоем.
    Хушбахтона, мо низ кушиш намуда истодаем, ки дар катори чунин вебблогнависон низ ворид шуда бошем ва тасмим хам гирифтем, ки як торнигори хешро бисозем. Шояд дар навбати аввал он кадар мазмун ва мухтавои блоги эшон хуб набошад, ё ин ки он ба талаботи сохтани торнигор низ човобгу набошад, дар хар сурат онро ба чахони фахмиши хеш омода намудам ва бароятон торнигори хешро ирсол медорам.
    http://jamiktj.wordpress.com/
    Ин аст торнигори банда, хамчун мутахасиси сохаи блогнависиву блогсозй🙂 шояд ягон камбудиву норасоие дошта бошад ва ё ягон пешниходатон агар бошад, дар блогам менавиштед, то дар оянда онро ислох намуда бошем.
    Каблан бароятон ташаккур мегуям ва бароятон муваффакияту сарбаландиро хохонам!
    Саломат бошед!

    Comment by Ҷамшед МАЪРУФ | 08.05.2011 | Reply

  41. Салом!
    Шумо ба баромади жириновский аз 18.04.2011 дар прогроми “честный понедельник” хабар доред?
    Чаро точикхо худро ба русхо мечаспонад? халки мо содда аст, ин хислати хуб аст ,аммо…

    Comment by normas | 11.05.2011 | Reply

  42. salom akai Salimjon,,,
    man az wakte ki dar radioi Ozodi baromad mekarded shumoro meshinosam. sipas hangomi donishjuiyam dar Islomobodi Pokiston beshtar nisbati shumo shinosoi paydo kardam, hangome ki hamkursam Saadi yousufi ba Ozodi matlab mefiristod wa sshumo kitobi ‘sad rangi sad solro’ ba u firistoded. Wa to imruz matolibi purmazmunishumoro mekhonam.
    Hamchun shakhsi watandust shumoro meshinosam wa in khislati shumo mehru muhabbati shumoro dar dili mo jo kardaast… …
    duo mekunam ki khomai shumo az in ham burrotar shawad wa hamesha dar panohi khudo boshed.

    Comment by davlatbek | 25.07.2011 | Reply

  43. Мухтарам Салими Аюбзод, лутфан блоги манро низ ба блогроллатон дохил кунед. Ташаккур.

    http://tojikzamin.wordpress.com/

    Comment by Тоҷикзамин | 18.11.2012 | Reply

  44. Мухтарам Чаноби Оли Президенти Чумхурии Точикистон ман ба Шумо як пешниход дорам хуб мешуд, ки аз чавонони бо босаводу бо истеъдод аз онхое, ки ба сини чавониашон алакай номзоди илм, ва ё ихтироотхо пешниход кардан хулав рафшанфикр мебошанд дар ягон нохияи раиси нохия ё ягон вазифахои рохбари кунанда таъин мекарден мо медидем кани чи навигари мешавад, чавонон чихел рохбари мекунанд чун, ки Шумо борхо дар баромадатон зикр мекарденд, ки чавонон ояндаи миллат хастанд кани мо бинем чавонон чихел ояндасоз хастан ухдабарои мекунанд

    Comment by Гулинор | 27.05.2013 | Reply

  45. Дар Сурия чунин корро намекунанд….
    Ба кабристон нигар то бубини,
    Ки дунё бо харисонаш чи кардааст!
    Салом алейкум бародарон ва хоҳарони гироми. Рости банда аз навиштани чунин хабар ба Шумо шарм медорам. Лек маҷбур ҳастам, ки бинвисам чунин хабари бе нангу бе номусиро. Банда зодаи зебоманзари водии Зарафшон хастам. Хамавақт бо бузургони ин диер ифтихор доштам ва дорам.
    Санаи 19 май дар ноҳияи Айни киҳлоки Ревад ходисае руй дод, ки тамоми ин деҳаро ба хайрат афтодааст.
    1. Шаби 19 –уми май дар кабристони кишлок шахси номаълум даромада зиеда аз 25 мар-марҳои болои кабрҳоро шакастааст. Дар кишлоки мо тули 3 рез аст, мардум ба воима зер кардаги аст.
    2. Инчунин дар кишлок шахси номаълум шабонарузи ба бомхои мардум сагн мепартоянд, ки дар натича як чанд шифирхои хонахо шакастаги аст.
    Айни замон дар кишлок кормандони ВКД омадаги хастанд лек ягон натиҷае нест аз кори онҳо. Зеро ки рузона рафта онҳо дар истироҳатгоҳи раиси кишлок хоб мекунанд гуе ягон коре нашуда бошад.
    Аз Шумо хаминро мегуям, ки дар кишлок чор масҷид мавчуд аст. З-тои он бо мазҳаби ҳанафи ва яктои он аз руи гуфти мардум салафи аст.

    Ба Шумо дустини азиз ва рузноманигорони гироми хаминро хохиш менамоям, ки хамин масъаларо барраси намоед. Дар сурати пайдо шудани маълумот ҳатман ҳабар медиҳам.
    Бо эҳтиром сокинони зебоманзари ноҳияи Айни қишлоки Ревад.

    Comment by анвар | 22.05.2015 | Reply

  46. ДУРУД БАР ШУМО, САЛИМЧЧОН.
    АЗ ТАРИКИ ФБ ИМКОНИ ДАСТЁБИ БА ШУМО НАШУД. ТЕЪДОДИ ИРТИБОТОТАТОН БА ХАДИ МУКАРРАРШУДА РАСИДА БУДААСТ. АЗ ИН РУ БЛОГАТОНРО ПАЙДО КАРДАМ.
    АЗ КАДОМ ТАРИК МЕШАВАД БО ШУМО РОБИТАИ МУСТАКИМ БАРКАРОР КАРД?
    АХЁНАН АЗ ФБ ИСТИФОДА МЕКУНАМ. ВАТСАП, ВАЙБЕР, ТЕЛЕГАМ, СКАЙП ДАР РС ВА ТЕЛЕФОНИ ХАМРОХАМ ХАМВОРА ФАЪОЛАНД.
    БО ДУРУД
    Ш.СУФИЗОДА

    Comment by sufizadehzadeh | 09.03.2016 | Reply


Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: