Салими Аюбзод

Нигариш ва кандуков

Праздник без радости

bbНикак не могу позабыть эту калитку, иссохшая курчавящаяся годами синяя краска, которой только местами светилась своей небесной голубизной, а за отваливающимся корочками как свежие раны были видны кусочки ореховой доски.

От смытой дождями глинобитной стены по обеим сторонам калитки, остались только низкие бугорки, напоминающие могилы. На верхней раме в правом углу — ржавая красная табличка: «Здесь живет ветеран Великой Отечественной Войны».

«Жил», — молнией проносится в мозгу, когда с братом Хакимджоном осторожно стучимся в калитку. Никто не отвечает, но калитка оказывается и не заперта, да и нет в это нужды – без стен вес дворик как на ладони.

— Видимо, нет никого, — говорит брат, открывая калитку. Мы входим в маленький дворик, незаметно переходящий в маленький садик.

Типовой домик, построенный в конце 1950-ых, во времена переселения жителей Матчи в целинные земли, на грани полного упадка – штукатурка отвалилась, оголяя сырые кирпичи, кровля накренилась, стойки и опоры вывернуты и очернены временем.

В нескольких шагов от старого дома выстроен новый чуть поменьше домик. Помню, новостройку хозяина двора, Абдукаххар-ака, ветерана войны и передового колхозника в самом конце эпохи СССР. Он вложил все нажитое на стройку и женитьбу сына, новая семья – новый дом. И вот стоят друг напротив друга два домика, старый и новый.

Под навесом нового дома сидела грустная старушка. Она вовсе не отреагировала на наше появление. Позже выяснилось, что она слепая и глухая.

Изнутри вышла женщина, а за ней и дитя, держащая за ее подол.

«Брат приехал издалека, хочет прочесть молитву за упокой души…» — как можно тише произнес мой брат.

Женщина, мало чем отличающаяся от старушки, возможно постаревшая не по возрасту, кивнула головой.

Присели на корточки и прочли молитву, вспоминая могучего, благородного и мудрого Абдукаххар-ака. Мне показалось, что он шагнул в нашу сторону из садика в глубине двора с присущей ему широкой улыбкой. Сердце больно сжалось. Хотел было встать, как брат прикоснулся моего локтя — подожди. Певучим мягким голосом он прочел еще одну молитву за упокой души. Мы притронулись руками к лицу, встали и вышли. У слепой старушки дождем струились слезы.

На улице брат рассказал, что последние годы ветеран войны и труда Абдукаххар Гаффаров провел бедственно. «Односельчане помогали, но он как бы жил в другом мире, оторванном от всех.»

«Значит умер в заброшенности и одиночестве?» Не мог представить этого веселого и задорного мужика под грузом несчастья и грусти.

«Возможно больше из-за смерти любимого сына,» — говорит брат, тогда как я думал о другом. Мне казалось Абдукаххар-ака впал в депрессию, когда колхозные поля, тракторы и комбайны были растащены новыми кишлачными олигархами и тысячи людей в одночасье превратились в батраков. Возможно, он, старый фронтовик, не выдержал внезапного обесценивания чести и совести перед деньгами и богатством? Жаль. Страна, за которую он воевал и был ранен, не смогла защитить его от нищеты и убожества, потому что сама исчезла из карты мира. Если не брат, я бы продолжал дорисовывать линию судьбы своего земляка. «Его сына убили в России, он этого не пережил,» — вымолвил сквозь слезы брат.

Абдуджаббар, сын Абдукаххара, был убит в России скинхедами, новоиспеченными фашистами. Ужас! Русские молодчики убили сына человека, который спас Россию от фашистов. Может не стоило спасать, чтобы эти молодчики не появились бы на свет?

Вопреки знаменитому лозунгу «Никто не забыт и ничто не забыто», русские забыли, что 250 000 таджиков приняли участие в войне против гитлеровцев и около 60 000 из них получили высокие награды за боевые заслуги, 89 человек стали Героями Советского Союза или кавалерами трех степеней ордена «Славы». Все долгие годы войны экономика Таджикистана работала на победу, а сами таджики делились кровом и хлебом с сотнями тысяч эвакуированных из Европейской части сограждан.

Если бы власти в России была справедливы и мудры, они бы оценили вклад других национальностей в победе над фашизмом и взяли на вооружение это объединительный факт и приравняли бы убийство каждого мигранта к победе фашизма. Похоже борьба с фашизмом в этой стране все еще продолжается и, если в 1941-45 коричневая чума была отбита отцами, сегодня в состоянии войны с этим монстром находятся их дети. Российское общество не обращает внимание жертвам монстра и молчаливым согласием участвует в этом и способствует разгулу ксенофобии. Поэтому не знаю насколько искренен праздник Победы в этой стране с раздачей ленточек, пышными речами и мускулистыми парадами.

Как обычно, после этого праздника начинается охота на «инородцев» уже не скинхедами, а правоохранительными органами – представителями властей. Задерживают не тех, кто нападает в метро на мигрантов, а тех, кто строит высотки, прокладывает тротуары, отметает дворы. Россия считает себя наследницей СССР, но не выполняет обязанности преемницы перед бывшими гражданами единой некогда страны.

Ближе к вечеру с братом посетили кладбище села. Шесть или семь рядов могил за последние три года дошли до конца стены и мест остается все меньше. Трудно было найти могилу отца. Здесь появился новый вид надгробных памятников. Сельчане решили на могилах убитых в России молодых людей оставить жестяные ящики, в которых привезли их любимых сыновей, отцов, братьев. Памятники позора России стоят длинной вереницей и их много для маленького села. Среди них и «памятник» Абдуджаббару, сыну Абдукаххар-ака, «с любовью из России», из страны, которая больше не помнит старого фронтовика.

Рядом могила самого ветерана, который умер через год после смерти сына. Сюда бы ржавую табличку: «Здесь живет ветеран Великой Отечественной Войны».

06.05.2016 - Posted by | Инсон, Муҳоҷират, Сарнавишт, Таърих |

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: