Салими Аюбзод

Нигариш ва кандуков

2. После февраля 1917-го

Судя по всему Бухаре было почти невозможно избежать такого развития событий после революции 1917 года в Петрограде. Временное правительство Керенского, образованное после отречения царя Николая Второго от престола, «подарило» эмирату суверенитет, что вначале подтвердили и большевики, перехватившие власть у буржуазно-либеральных и демократических партий, пытавшихся построить парламентский строй, после короткого периода двоевластия.

Немедленно после Февральской революции Временное правительство упразднило генерал-губернаторские посты в Закавказье и Туркестане и передало власть комитетам, созданным из депутатов Думы, являвшихся местными уроженцами. Глава Временного правительства А. Керенский, как утверждает его министр иностранных дел и ярый соперник Милюков, тогда был «склонен к ликвидации суверенитета Бухары и Хивы», несмотря на то, что несколько месяцами раньше посетил Туркестан в составе комиссии по изучению причин и последствий восстания местого населения в 1916 г. Но по воспоминаниям эмира Алимхана, 17 апреля 1917 года к нему прибыл представитель Временного правительства П. Н. Преображенский и подписал договор о суверенитете эмирата. До этого эмират являлся протекторатом России, не имел права на внешние сношения и усиления военной мощи, признавал преобладающие права русского населения эмирата.

«Получив суверенитет для Бухары, наладив с Афганистаном дружеские и доброжелательные отношения, я послал от Бухары в Афганистан министра Тураходжу и Муллокутбиддина. Также послал в это время Ходжу Сафарбия своим представителем в английскую комиссию в Мешхед. Упомянутая комиссия также дала благоприятный ответ. Затем я объявил большевикам, что они должны покинуть Бухару. Вдобавок к этому я послал Мирзо Салимбека парвоначи и Абдурауфа корвонбаши, чтобы провести английские войска, в Чарджоу. Но по прибытии их в Чарджоу, оказалось, что английские войска передислоцировались.» — пишет позже Алимхан. Эти действия не могли не насторожить Россию.

25 сентября 1917 года Временное правительство провозгласило право на самоопределение всех народов, но очень скоро «напор растущего национального движения» и потеря территорий на окраинах империи заставило Петроград идти на попятную, как пишет американский историк Эдвард Аллворт в книге “Россия: прорыв на Восток. Политические интересы в Средней Азии”. Большевики, пришедшие к власти в октябре 1917 года одним из первых своих декретов 15 ноября того же года также объявили о «равенстве и суверенности народов России» и их «право на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства».

Автор монографии «Протектораты России в Средней Азии: Бухара и Хива, 1856-1924» Сеймур Беккер считает, что национальная политика большевиков была противоречивой. До прихода к власти они много спорили между собой о том, что должно означать право нации на самоопределение. В 1913 году Ленин лично поручил Сталину подготовить позицию большевиков. Первая формулировка звучала так: это право «на автономию и федерацию, а также и отделение». Позже Ленин исправил текст, написав, что это политическое отделение вплоть до независимости. В феврале 1917 года, был предложен почти безальтернативный выбор – или разорвать все отношения с Россией, либо потерять свою идентичность в унитарном государстве. В июне 1917 года Ленин настаивал, что Россия не должна силой удерживать свои «квазиколонии» Бухара и Хива, и «все нации должны быть свободными». Через два месяца он заявил, что «мы не должны позволить крестянам Хивы жить под ханской властью.» К октябру, по мнению Беккера, оформилась четкая позиция: «Мы должны развивать свою революцию, мы должны влиять на угнетенные массы!» Сталин, теперь как народный комиссар по делам национальностей заявил, что Петроград не позволить контрреволюционерам «злоупотреблять правом на самоопределение.»

Временную точку в своих спорах большевики поставили на VIII съезде РКП 22 марта 1919 года. В принятой съездом программе партии гласилось: «Как одну из переходных форм на пути к полному единству партия высталяет федеративное объединение государств, организщованных по советскому типу». Но даже и в такой системе должен был воплотиться принцип централизма: «Все решения РКП и ее руководящих учреждений, безусловно обязательны для всех частей партии, независимо от национального их состава. Центральные комитеты украинских, латышских, литовских коммунистов пользуются правами областных комитетов партии и целиком подчинены ЦК РКП» (Из резолюции по организационному вопросу).

Скорее всего вот почему большевики поставили условие бухарским джадидам вступать в ряды Коммунистической партии. Тогда они взамен помощи Туркестанских большевиков подчинились бы большевикам, открывая им, хотя и не все двенадцать, но некоторые ворота Бухары и стали бы проводниками политики большевиков в эмирате.

Позже риторика большевиков о праве наций на самоопределение была поглощена другим емким словом – «интернационализм». Как отмечает Гейдар Джемал, «ленинский революционный интернационализм идеологически ни в коем случае не был привязан к «исторической России», а был интернационализмом именно всемирным.»

Большевики опирались на самые обездоленные и угнетенные слои, с которым им легко было работать с помощью обещаний о переделе имущества буржуазии, а передовые интеллектуалы Туркестана и Бухары, уже казались им врагами, которых временно, до захвата всей полноты власти, надо было приручить.

(Продолжение следует)

Часть первая. Штурм Бухары

Advertisements

12.11.2017 - Posted by | Инқилоб, Таърих, Фарҳанг, Худшиносй, Ҷомеа |

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: